«Двойная сплошная для шариковщины» или почему полиция Хакасии прониклась уголовным террором

0
1905

Интернет – журнал Хакасии «Новый Фокус» награждён ведомственной наградой ГИБДД России за лонгрид «Борька в белом джемпер с соседнего двора». Мы конечно ожидали внимания к материалу, но только не профессиональной газеты российских стражей дорог. Впрочем, как и многое в нашей Отчизне, все случилось не благодаря. А вопреки.

Конечно, для Интернет-журнала Хакасии «Новый Фокус» имеющего ряд авторитетных профессиональных наград, гран-при ГИБДД за «Борьку» может показаться незначительным. Не чета ведомственные конкурсы скажем, премии имени А. Д. Сахарова, не стоит близко по духу с гран-при имени Анны Политковской Клуба публицистов Швеции, не может состязаться с общественным орденом Мужества и другими наградами нашего издания. Само собой, нам и в голову не приходило следить за неким конкурсом российского ГИБДД на лучший материал на тему безопасности на дорогах. И уж тем более номинировать на него свои лонгриды. Казалось, все эти ведомственные состязания пера подразделений правоохранительных органов, некая потешка и в лучшем случае, проводятся для галочки. А в худшем, вовсе проходят разве что на бумаге. Да и вообще, о чем речь. Подобного рода конкурсы точно не наше поле ягода.

А получилось, что только в местном ГИБДД уловили главный посыл «Борьки» и направили лонгрид на общероссийский ведомственный конкурс.

И малоизвестная награда оказалась для нас очень важна.

«Отравляющая дух Отечества»

«Борька в белом джемпере с соседнего двора» поднимает тему пьянства за рулём. Но автор материала исследует проблему не с позиций заезженных нравоучительных чиновничьих мантр о беде от пьяных на дорогах, а сфера безопасности на дорогах отнюдь не главная мысль материала. Исследование уходит гораздо глубже, автор смотрит на проблему сквозь призму отравляющей дух Отчизны атмосферы уголовной шариковщины. И стремления детей своей любовью исцелить от неё своих родителей. Ведь только у чистой детской любви к родителям есть врачебное свойство лечения их душ. Она особая, чистая, искренняя, всепрощающая и способная зажечь огонь жизни в любой черствой душе. А отцам и матерям надо лишь её увидеть и не бояться впустить ее в свою жизнь.

…В основе материала повествование о жизни абаканского подростка Бориса Капуркина. Вот он в детстве рисует трогательные рисунки и подкладывает незаметно в сумку маме, вот он взрослеет и уже ловит томные взгляды одноклассниц. А вот из тюрьмы, после очередной отсидки, возвращается его отец. Мелкий уголовник, тративший жизнь на то, чтобы завоевать авторитет в уголовном мире.

На самом деле папа Борьки глубоко психологически травмирован в детстве собственным отцом – алкоголиком. А его стремление покрыть себя славой лагерного авторитета лишь подсознательное стремление соответствовать представлениям своего папы и избавиться от всепоглощающего страха перед ним. Ведь тот говорил, что правильный мужик живет только по лагерному закону и опасался, что сын вырастет «сукой мусорской». А еще родитель всячески убеждал собственное дитя, что тот уродился дефективным, не достойным жить среди «авторитетных людей» и периодически избивал его или устраивал ему «воспитательные» экзекуции. Например, запрещал спать. Как результат, отец Борьки оказывается сломлен и всю жизнь бегает в желании угодить отцу и избавиться от страха быть униженным и избитым.

Он вливается в советское общество и становится зеркальным отражением одной из его граней.

А иначе и случиться не могло.

Революция, Большой террор, Великая Отечественная война выкосила весь цвет российской нации и общество заполнила уголовщина всех мастей. Одни бандиты накинули кожанки и назвали себя «народной властью», а вторые, ниже статусом, навязали обществу лагерные ценности и выстроили взаимоотношения советских людей по тюремной иерархии. Любой мальчишка, чтобы быть принятым в обществе сверстников, оказался с детства обязан соответствовать образу «нормальный пацан»: придерживаться лагерных «понятий», пить, курить, ругаться по фене. Но никак не стремиться к ценностям милосердия, добра и любви к ближнему и реализовать себя и свои таланты. Взаимоотношениям по лагерному образцу детей учили собственные отцы и мальчишки старались соответствовать ожиданиям своих пап.

В Абакане после войны, после ряда амнистий, хлынувшая из зон уголовщина устроила обществу, по сути, самый настоящий бандитский террор. Жулье не просто навязало людям свои тюремные порядки и держало в страхи горожан. Лагерное отребье навязывало, например, абаканским детям мнимые карточные долги, а позже тех ребятишек, что не могли рассчитаться, убивали. За могилками детей на городских кладбищах – жертв трусливой уголовщины мы ухаживаем с коллегами и небезразличными согражданами уже не первый год. Но увы, те времена не остались в трагической истории прошлого навсегда.

Шариковщина пожирала и, к сожалению, по сей день пожирает целые поколения молодых людей. И в том беда наша Отчизны. Стыдливо умалчиваемая правда.

Общество срамится признать, что нередко отцы – алкоголики психологически калечат своих детей отыгрывая на них ужасы, пережитые в своём детстве от своих отцов (а те от своих и так далее).

Отец Борьки порождение эпохи, дитя той самой уголовной атмосферы.

Уголовная наследие шариковщины в российском обществе один из главных врагов нашего издания. Мы считаем своим долгом честно, глядя в глаза говорить с обществом о постыдной проблеме и искать способы выковыривать из нашей жизни лагерную идеологию (видоизменяющейся, например, в движение «А. У. Е»). Мы считаем важным не просто о ней говорить, а именно уничтожать ее с корнем как застарелого паразита на теле Отечества. Потому что сами пострадали от неё в полной мере.

Мы исследуем проблему и пытаемся понять, как разорвать передачу постыдного явления от поколения к поколению. И приходим к единственному выводу, что сохранить лучшее в юных поколениях и зажечь в их жизни верные маяки можно только идеями добра, любви и милосердия. А для этого мы должны сами показывать своим детям достойные примеры. У Интернет – журнала Хакасии «Новый Фокус» есть ряд материалов об отравляющей дух общества и психологически травмирующей души людей уголовной атмосферы шариковщины.

«Долгая амнистия» Почему в Хакасии в 1967 году детей убивали уголовники, а в 2020 убивает лицемерие гражданского общества

…А абаканский мальчишка Борька Капуркин растёт, начинает дружить с девчонками и невероятно рад появлению отца в своей жизни. Но видя, кто его родитель, мальчонка, как и любой ребёнок стремится излечить душу отца своей любовью. Пусть непутевого, пусть не самого лучшего, пусть пьющего. Но своего, родного папы. Борька закрывает глаза на все и просто стремится быть с отцом рядом, слушать его идиотские лагерные разговоры и мнимо восхищаться подвигами на зоне. Борька подсознательно пытается выиграть время, нащупать путь к сердцу родителя и вытащить его из ямы ужасов, пережитых в детстве. А тот, почувствовав тепло любви родного дитя, пугается настоящей жизни и делает свой выбор…

История абаканского мальчишки Борьки — это не просто история одной трагедии.

Это трагическая история всей нашей страны.

И пока мы не посмотрим в глубь себя и не признаем наличие массы проблем и не найдём в себе мужество начать их решать, мы будем продолжать терять целые поколения. На дорогах, от алкоголя, от нереализованности. Неважно, корень у них один.

Мы и есть то самое общество, где абаканский мальчонка Борька пытается вылечить отца.

И только наш выбор, впускать любовь или обрекать ее на гибель.

Хакасское ГИБДД увидело то, что другие боятся увидеть. Ведь это «то» и есть мы сами….

«Борька» – трагическая история о том, как дети стремятся спасти своих отцов от шариковщины.

Андрей Лиходиевский

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Пожалуйста введите Ваше имя