«Проклятая любовь» или почему трудно вернуть память детям из Хакасии погибших на станции Минино 60 лет назад

2
455
Почему трудно вернуть память детям из Хакасии погибших на станции Минино 60 лет назад

Каждая исследовательская поездка Интернет-журнала Хакасии «Новый Фокус» в Красноярск неизменно заканчивается посещением последнего пристанища величайшего русского писателя, сибиряка Виктора Астафьева на Дивногорском погосте. Любой из нас ощущает неуловимое родство с его жизнью, а через него и друг с другом и сие порой трудно объяснить словами. История жизни знаменитого на весь мир красноярца — это трагедия потери мамы в детстве и недостаток поддержки отца. Это лишения советского подростка в детском доме и ужасы войны, выпавшие на участь молодого человека. Это послевоенное стремление обрести себя и воздать достойную память погибшим на войне миллионам братьев. Тот самый долг тем, кто умер, а ты остался жить. История жизни Астафьева — это природное стремление, вопреки трагедии и боли, обрести тепло бескорыстной человеческой любви. Той самой, что позволила писателю не озлобиться на весь мир и сохранить в себе Человека. Ту самую, что перед уходом он завещал беречь в себе Человечеству. Виктор Петрович как открытая рана трагедии русского народа, а его жизнь как извечный путь к теплу и любви. Астафьев — наш моральный ориентир.

Помните, как сказано в его «Прокляты и убиты» :

… Власть всегда бессердечна, всегда предательски постыдна, всегда безнравственна…А вот сам человек устремленным своим разумом придумал тысячи способов уничтожить жизнь и достиг в этом такого разнообразия и совершенства!…

Нам бы почаще слышать прославленных земляков, глядишь, уважали бы свой век больше. Внутри каждый из нас прекрасно понимает, что далеко не только власть виновата в униженном положении людей. Минимум половина вины в том самого народа. Нам же проще оправдать свой страх и обвинить всех кругом в собственных несчастьях: вороватых чиновников, продажных политиков, мировое правительство. Но только не взять ответственность за свою жизнь на себя. Зачем? Мы как-то обвыклись. Те виноваты у нас, эти. Все нам вредят, и мы вроде как ощущаем себя значимыми. Вот и шута выбрали главой Хакасии и избавились от страха, нечто менять в себе.

…Меня потряс один момент из нашей нынешней командировки. Нам помогли найти участника катастрофы на станции Минино 2 июня 1959 года, где погибли, по разным данным, от 54 до 92 детей из Хакасии. Пожилой ныне мужчина работал помощником машиниста в одном из поездов – участников крушения. Сегодня ему за 80, но пенсионер по сей день боится рассказывать о трагедии, вот прямо до паранойи. Мол, начальство тогда строго приказало молчать, а он обещал. Начальников же, особенно тех, что в погонах, ослушиваться нельзя, иначе можно навлечь беду. Страны той нет, начальников тех нет, а страх у седовласого старика остался.

Выходит, перед начальниками у пожилого помощника машиниста обязательства есть по сей день. А перед погибшими и захороненными в безымянной могиле сотнями детей, не возникли и 60 лет спустя. Кого тут уважать, скажите? Вот и посмеивается над нами власть…Хотя не всегда, чаще всего покачивает головой: и с кем тут говорить?

… Знали бы Вы, кто нам оказывал на протяжении 10 лет в помощи восстановления памяти детей. Народные артисты России, известнейшие актеры, любимчики миллионов опасались связываться с историей гибели детей из Хакасии. Мол, как бы чего не вышло, какой бы гнев вельможей на себя ненароком не навлечь…А на днях, кое кто, далеко не звезда, а просто живущий по чести и совести земляк, просто взял да напрямую позвонил губернатору Александру Уссу. Рассказал о наших потугах восстановления и увековечивания памяти погибших детей на протяжении 10 лет и попросил помочь. Усс мгновенно отозвался, мол, дело то святое. И все закрутилось… Но об этом позже.

Всё это к тому, что зачастую не власть нам мешает. А трусость жить человеком в собственной стране. И только когда страх прожить пустую жизнь превысит страх перед начальством, мы и станем обществом. Жить по совести ни одна власть не запретит…

Михаил Афанасьев

2 КОММЕНТАРИИ

  1. Очень даже нужно тем, у кого там лежат родные. Спустя столько лет фото моей тети , которой было тогда 27 лет, будет висеть на могиле, и кто-нибудь не раз скажет, какая она красивая. Вечно красивая и молодая.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Пожалуйста введите Ваше имя