Андрей Тенишев: «В Хакасии люди устали от обманутых ожиданий. А это самое страшное разочарование»

0
2591
«В Хакасии люди устали от обманутых ожиданий. А это самое страшное разочарование»

Андрей Тенишев – пример того как внутренний стержень человека способен менять мир вокруг для других. Человек редчайшей порядочности и непоколебимых ценностей, им восхищались лучшие журналисты России, а его верность самому себе не раз оказывалась причиной неприятностей для него самого. Тенишев всегда страдал именно за то, что не шел на сделку с совестью и не предавал свое внутреннее «Я». Многим эти словам могут показаться излишне громкими. Но только не тем, кто знает Андрея Тенишева.

Вся его жизнь — это вызов опасностям во имя благополучия других. С ним хочется работать рядом, быть его другом и считать своим наставником. Именно Тенишев многих в Хакасии зарядил верой в справедливость и лучшее будущее малой Родины и в этом нет ни грамма преувеличения. В начале – середине 90-ых годов он, с несколькими такими же упертыми следователями и оперативниками, противостояли организованной преступности в Хакасии. Хотя им месяцами не платили заработную плату, а бандиты строили себе замки на берегу Енисея. В начале 2000 ых Тенишев боролся с коррупцией, а в середине 10 годов первого десятилетия его пригласили на работу в ФАС России.  Сегодня знания, опыт, а главное стремление Андрея Петровича делать мир вокруг себя лучше для других, могли бы стать надежной опорой идеи развития Хакасии после завершения эксперимента с «народной властью».

Интернет-журнал «Новый Фокус» поговорил с Андреем Тенишевым о его планах на жизнь, реальной ситуации с бюджетными долгами в Хакасии, об истоках проблем многострадального республики и путях выхода из постоянного кризиса. О том, необходимо ли менять власть в Хакасии и имеет ли он сам виды на главные политические посты региона. Сколько теряет республика на несправедливости эквайринга и перспективах угольного бизнеса в Хакасии. О борьбе с коррупцией в России и незаслуженно забытом подвиге хакасских милиционеров в борьбе с организованной преступностью в начале – середине 90-ых годов. И не только об этом.

Андрей Петрович, пожалуй, главный вопрос: где Вы сейчас и чем занимаетесь? 

— Продолжаю работать заведующим кафедрой конкурентного права Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ, я здесь с 2018 года. Учу студентов, занимаюсь наукой, пишу докторскую диссертацию, участвую в конференциях, даю комментарии СМИ в качестве эксперта. С удовольствием делаю то, на что раньше не хватало времени.

«Новая Газета» после Вашего внезапного ухода из ФАС России написала, что, если системе государственной власти такие честные люди как Тенишев не нужны, то это говорит о самой системе. Так почему же, Андрей Петрович, Вы оказались не нужны в федеральных органах власти? 

-Не совсем так, ФАС – далеко не все органы федеральные органы власти. Да и последние события показывают, что, ушедшие из антимонопольной службы люди востребованы государством. Для меня же уход из службы не был внезапным. Собирался покинуть службу еще в начале 2020 года. К тому моменту я работал в ФАС уже 10 лет, 7 из них – начальником управления по борьбе с картелями. Пора было что-то менять. Но мы помним, что в это время началась пандемия со всеми ее «прелестями». Ситуацией могли воспользоваться многие недобросовестные коммерсанты. Им нужно было противостоять. Тогда встал моральный вопрос «Если не я, то кто?». Нам удалось сдержать резкий рост цен, несмотря на все обстоятельства, локдаун и катастрофический разрыв сложившихся экономических связей.

Но сейчас мы же наблюдаем резкий скачок цен практически на все товары – продукты питания, металл, строительные материалы. В чем причины этого и можно ли что-то сделать для исправления ситуации?

— Да, в 2021 году цены резко пошли вверх. Причин, на мой взгляд, несколько. Объективные – отложенные эффекты прошлогоднего кризиса и восстановительный рост мировой и национальной экономики. Растущий спрос обуславливает рост цен. Весь вопрос каким должен быть этот рост – 10-15% или 150% к уровню предыдущего года? В конце 2020-го был назначен новый руководитель ФАС, поменялась команда, в стране изменилась антимонопольная политика. Это не лучшим образом сказалось на ценах – они стремительно растут. Хотя эффект от мер антимонопольного реагирования наступает не сразу, минимум через год. И, возможно, я зря грешу на смену антимонопольного курса. Вполне может быть, что результат мы увидим в 2022 году, и он нас порадует.

А, Вы то в это верите?

— Не очень, но в жизни иногда чудеса случаются.

Чего сегодня не хватает для развития экономики России?

— Все базовые предпосылки для роста есть. Президентом определены национальные цели и задачи, у правительства есть план по их реализации, утверждены 42 инициативы по развитию страны и общества до 2030 года. Там все правильно написано –

просто нужно перестать болтать, засучить рукава и начать работать.

Что может помешать движению вперед? Пустые программы и «дорожные карты», имитация деятельности и дутые отчеты. Еще нам нужно хотя бы 10 лет стабильности. Сейчас у России есть все, чтобы через 10 лет страна стала совсем другой. 

Я посмотрел Ваши последние публикации. Вы говорите вроде бы о довольно отдаленных от обычных людей материях – проблемах декарбонизации, ставках фрахта на океанские морские перевозки и эквайринга, налоговых реформах и конкурентной политике. Скажите, что с этого нам, обыкновенным людям, в том числе, — и жителям Хакасии?

— Как говорил Владимир Ильич Ленин, «нельзя жить в обществе и быть свободным от него». Так же и в экономике. Это только кажется, что ставки фрахта и эквайринга относятся к области высшей математики и какого-то транснационального бизнеса, который где-то там, далеко. Возьмем эквайринг. В розничной торговле около 70% расчетов производится банковскими картами. Наиболее распространенные из них – Visa и Mastercard, которые занимают около 80% рынка. Ставка эквайринга – плата за использование этих карт — составляет у нас в среднем 2%. Оборот розничной торговли в России в 2020 году – 33,8 трлн рублей. Доля безналичных платежей в 2020 году превысила 70% (т.е., это почти 24 трлн рублей в торговле). При таких показателях сумма взимаемой комиссии стремится к полутриллиону рублей ежегодно. При этом, в Евросоюзе ставка составляет 0,2–0,3%, в Китае — 0,35%, в США – 21 цент+0,05%.

Теперь спустимся с вроде бы далеких заграничных и московских «небес» на хакасскую землю. Оборот розничной торговли в республике — около 90 млрд рублей в год. То есть, по самым грубым прикидкам,

только за обслуживание карт ежегодно жители Хакасии отдают около одного миллиарда рублей иностранным платежным системам.

Конечно, платить за услугу надо, но тут встает вопрос цены. Для сравнения — в Европе при таком обороте платежи составили бы около 100 млн рублей, т.е., в 10 раз меньше! Пользуясь своим монопольным положением, эти две иностранные компании ведут себя в России как в странах третьего мира. Это недопустимо.

Или возьмем введение экспортных пошлин и повышение НДПИ для металлургов. Эти «налоги на сверхприбыль» напрямую касаются Хакасии. У нас работают Саяногорский и Хакасский алюминиевые заводы, Сорский ГОК, Абаканский и Тейский рудники. Теперь, после введения пошлин, их налоговые отчисления в и без того не слишком «пухлый» бюджет Хакасии явно уменьшатся. А дальше идет цепочка: снижение налоговых выплат – отказ от проектов развития предприятий, снижение расходов на экологию – урезание социальных программ в республике.

Совсем, казалось бы, эфемерная тема «зеленой» экономики и декарбонизации. Сегодня ведущие экономики мира планируют отказаться от угля, «грязной» энергии и материалов. И Россия тоже в этом участвует. Что будет с хакасскими угольными разрезами и как это повлияет на экономику республики, ее экологию? Все это ждет нас уже завтра. Перемены глобальные. Но готова ли к ним республика, бизнес, власть?

Но ведь это Коновалов Сорскому ГОКу помог – решил проблему и Абаканский рудник спас?

— Да ну, Михаил. Это по-детски наивно – отравить письмо в министерство и ждать перемен. Реальные механизмы принятия государственных решений совсем иные. Если говорить о Сорском ГОКе, то эту проблему решила служба по работе с органами власти РУСАЛа. Именно она проделала большую работу с заинтересованными министерствами, ведомствами, аппаратом правительства. Что касается Абаканского рудника, то его из пропасти вытащил сенатор Александр Жуков. И последние (очень надеюсь, что они последние) проблемы рудника решались совсем не там, куда обращался глава республики, а в Красноярском УФАС и Арбитражном суде Красноярского края.

Андрей Тенишев: «В Хакасии люди устали от обманутых ожиданий. А это самое страшное разочарование»

Ваше увольнение вызвало горечь у думающих людей по всей стране и ликование «народной власти» Хакасии. Особенно местные чиновники оказались счастливы Вашему уходу. Ведь именно Вы с коллегами заставили отвечать их за завышение в разы стоимости строительства детских садов в сельской глубинке Хакасии на деньги из президентского фонда. Но у каждого небезразличного человека после той истории остался один вопрос: почему власти Хакасии не боялись и не боятся, скажем так, столь вольно обращаться с федеральными деньгами? Откуда у них уверенность, что их не заставят отвечать за совершенные деяния? И, к слову, почему никто так и не ответил за завышение цен на детсады в Хакасии? 

— Хакасское УФАС рассмотрело антимонопольные дела и оштрафовало виновные компании на сумму более миллиона рублей. По указанию прокурора республики возбуждено уголовное дело, и, надеюсь, правоохранительным органам хватит сил и смелости довести их до суда. Боятся власти Хакасии распоряжаться бюджетными деньгами из центра на свое усмотрение или нет – у меня нет ответа на этот вопрос. Корректнее было бы задать его Коновалову и его коллегам.

Андрей Петрович, Хакасия живёт словно в заколдованном круге вечных долгов и необходимости брать новые кредиты для погашения прежних. Местная власть оправдывается — мол, это прежние правители накопили долгов, а новые не могут вытащить регион из кабалы, хотя очень стараются. Как, на Ваш взгляд, выглядит реальная ситуация с долгами? Действительно ли нынешние власти региона не в силах справиться с долговым бременем и вынуждены увеличивать обязательства? Неужели регион не в силах избавиться от них и стать самодостаточным? Где тут правда, а где политика? 

— Реальная ситуация с бюджетными долгами выглядит печально. Отчасти нынешняя власть республики права – она возникла раньше, примерно с 2012 года. Тогда в силу начинающихся кризисных явлений «просели» бюджеты многих регионов. Большинство вышло из этой ситуации за счет оптимизации расходов и режима жесткой экономии. Но не Хакасия. При прежнем правительстве республика жила «на широкую ногу» — дорогостоящие стройки, в которых иногда совсем не было необходимости, концерты заезжих «звезд». Тогда же республика выпустила облигации – это до сих пор тяжелым бременем лежит на местном бюджете. Казалось бы, новой власти надо было начать экономить и жить по средствам – но нет. Повышение зарплат и премий чиновникам, создание новых госструктур и расширение штатов существующих, замещение бюджетных кредитов коммерческими. При таком подходе к распоряжению бюджетом, закономерно, что и.о. министра финансов Килижеков, ратовавший за сокращение расходов, в правительстве не прижился. Зря, конечно, в свое время он вывел тувинский бюджет из кризисного пике.

Нужно повышать налоговые и неналоговые доходы – для этого необходимо работать с Минфином России и крупнейшими налогоплательщиками. Но такой работы не ведется.

Но в тоже время Минфин России все федеральные обязательства исполняет в полном объеме и в срок – сумма поступлений из федерального бюджета в республику в 2019 увеличилась вдвое, а в 2020 году в 3,5 раза.

У республики проблемы с собственными налоговыми доходами. Вот типичный пример «работы» с налогоплательщиками. В 2020 году добыча угля в республике выросла на 1,3% — до 27,8 млн т. Экспорт угля в азиатские страны увеличился на 37%. Анализ территориальных внебиржевых индексов цен угля, отгружаемого на внутренний и экспортный рынки с территории производства Минусинск (это уголь, добытый в Хакасии) показывает, что поставки   как внешний, так и на внутренний рынок осуществлялись при временном снижении цены относительно пиковых значений 2018 года.[1] 

В тоже время, из отчета председателя правительства Коновалова перед Верховным советом Хакасии следует, что поступления в республиканский бюджет налога на прибыль от угольных компаний снизились почти в 10раз- с 1,9 млрд рублей в 2018 году до 200 млн в 2020-м (в 2019 году — 700 млн рублей). Такое снижение налоговых поступлений объясняется двукратным снижением мировых цен на уголь.

Но, цены снизились максимум вдвое, а отчисления налога — в 10 раз.

Если это результат «работы с налогоплательщиками», то это предмет для прокурорской проверки.

В 2021 году отмечается взрывной рост объемов добычи угля — и резкое увеличение цены. Налоговые отчисления, надо отдать должное, увеличились, но не столь стремительно, как объемы добычи и цены. Странные закономерности. И подобная ситуация в других отраслях и с другими налогами.

Талантливые и небезразличные люди уезжают сегодня из Хакасии в другие регионы в поисках лучшей жизни. Бегут от нищеты, ненужности и безнадеги. Не могут найти себе и своей энергии применение на благо малой родине. Что делать, Андрей Петрович, чтобы сердце кровью не обливалось, наша земля начала цвести и люди чувствовали себя дома и нужными? С чего необходимо начать, чтобы регион мог начать развиваться, в первую очередь, в экономической сфере? В чем, на Ваш взгляд, главный корень проблем Хакасии? Нежелание региональной власти выстроить нормальные отношения во всех сферах или политической противодействие ей? 

— Прежде всего, нужна консолидация всех здравых сил республики. Надо перестать собачиться, сбиваться в группировки и дружить против всех.  В республике сейчас как в старом заброшенном доме – душно и затхло. Нужно проветрить и провести генеральную уборку, иначе жить будет некомфортно.

Важна роль СМИ. Почитайте, что публикуется на страницах и сайтах местных изданий. Кругом враги, и все плохо. Тут, даже если нет негатива, волей-неволей начнешь его искать.

Много конспирологии — кто против кого дружит и у кого какая справка. Вот, собственно, отчего прикопались к несчастному Иванову? Какая разница – есть у него справка или нет? Если бы он как председатель комитета по бюджету выдал «на гора» профицитный и сбалансированный бюджет, да пусть у него хоть три справки будет! Но о бюджете пишет один Евгений Мамаев в социальных сетях.

СМИ эти важные темы неинтересны почему-то. Большая часть сюжетов о том, кто из чиновников как чихнул. В федеральные новости только негатив о республике попадает – кого-то посадили, что-то сгорело, план по вакцинации провалили. Это, конечно, все так, но в республике много хорошего. Вот и надо больше писать об этом, о том, как живут обычные люди, каковы их интересы и чаяния. В республике много честных и достойных. Но, видя то, что сейчас происходит в политической жизни региона, они стараются дистанцироваться от власти и политики.

И еще.

Люди устали от обманутых ожиданий. А это самое страшное разочарование.

Откройте программу КПРФ. Я ее прочитал и захотел стать коммунистом. Борьба с бедностью, доступное здравоохранение, сокращение числа чиновников, ограждение общества от пропаганды пошлости и цинизма в СМИ, подавление коррупции и преступности, ограбление мелких товаропроизводителей крупным капиталом. Это только то, что можно было бы реализовать не на федеральном уровне, а в субъекте Федерации. Где все это в Хакасии через три года работы коммунистического правительства?

По Вашему мнению, действующая власть Хакасии способна решить острейшие проблемы республики или необходима ее смена?

— Время показало – а три года — это более, чем достаточно – что неспособна. Ее нужно менять, причем, не только исполнительную. Но при всем при этом, в правительстве Хакасии много честных и трудолюбивых работников. Именно на них держатся остатки социально-экономического благополучия республики.

Андрей Петрович, Ваша активность вызвала не просто подозрения, а даже некую уверенность у отдельных политиков о Ваших видах на первый пост в Хакасии. Вы хотите занять кресло главы региона?

— Нет. Таких предложений мне не поступало. А делать прогнозы – это же обычная работа политиков и политологов.

Андрей Тенишев: «В Хакасии люди устали от обманутых ожиданий. А это самое страшное разочарование»

Нас постоянно пытаются убедить, что круговая порука воровства и коррупции в государстве настолько сильна, что нет смысла ей противостоять. Вам приходилось защищать людей от бандитов в годы слабости государства. Скажите, по Вашему мнению, правда это или не так страшен черт, как его малюют?

— Это неправда. Не так давно, в девяностых, дел о коррупции почти не было. Министров и губернаторов не судили. Мэров разве, и то — за десять лет всего трех. Мэра Ленинск-Кузнецкого, уголовное дело в отношении которого возбудили по поручению президента Ельцина, еще два дела было в Хакасии – мэры Норильска и Саяногорска. Последний руководил городом металлургов по указке находящегося в международном розыске за многочисленные убийства Татаренкова. Тогда приходилось их расследовать вопреки – то ли ты мэра посадишь, то ли тебя за то, что не на того руку поднял.

Сейчас расследование дел о коррупции в тренде. Особо стоят дела о коррупции на госзакупках. Это то, чем ФАС занималась совместно с правоохранительными органами. Для чиновников, вступающих в сговоры на торгах, в сговоры с картелями, предусмотрена уголовная ответственность за должностные преступления.

Приведу всего несколько примеров.

К 15 годам лишения свободы осужден бывший мэр Владивостока Пушкарев – взятки, злоупотребления должностными полномочиями – сговаривался с коммерсантами и определял кто должен победить на торгах по ремонту и содержанию дорог в городе. С него же взыскано более 1,4 млрд рублей – незаконно полученный вследствие антиконкурентного соглашения доход.

К 9 годам лишения свободы осужден бывший руководитель Росграницы Безделов – организовал преступное сообщество и, злоупотребляя служебным положением, определял, какие компании должны победить в торгах на право строительства погранпереходов.

Бывший министр транспорта Пермского края Закиев – 8,5 года лишения свободы (взятка от участников картеля за победу картеля в торгах на право строительства автодороги).

За те же взятки за обеспечение победы на торгах в Хакасии осуждены Бызов и Новиков.

В Астраханской области – бывший зам. председателя правительства Корнильев.

В Еврейской автономной области осужден за злоупотребления при госзакупках медоборудования экс-губернатор Винников. А губернаторы Челябинской области Дубровский и Иркутской Левченко отправлены в отставку.

В Самарской области осуждены Шатило – организатор картеля поставщиков услуг по ремонту дорогостоящего медицинского оборудования и бывший замминистра здравоохранения области Навасардян. Он, злоупотребляя должностными полномочиями, обеспечил победу картеля в аукционе.

И таких приговоров много. Так что надежда есть.

А как же с лесами в Хакасии? Какова причина коррупции?

Какой-то особенной причины тут нет – обычная корысть. Но, одним из условий послужило создание автономного учреждения «Леса Хакасии» — типичная государственно – монополистическая структура. Практика показывает, что «коммерсанты от государства» совершенно неэффективные управленцы, а сосредоточение управления государственными ресурсами в их руках и уход от прозрачных конкурентных процедур создает предпосылки для взяток и злоупотреблений.

Что, собственно, возбужденное уголовное дело и показало.

Это не первый такой случай. В 2015 году Красноярское УФАС пресекло сговор Министерства природных ресурсов и экологии Красноярского края и госпредприятие «Красноярское управление лесами» с целью тайного отчуждения 1/7 части лесных запасов Красноярского края вне открытых конкурентных процедур (без конкурсов или аукционов). Бывший министр Вавилов и ее соучастники осуждены за превышение должностных полномочий.

В 2019 году Томским УФАС пресечена такая же попытка незаконного отчуждения лесных запасов области в пользу китайских компаний. Возбуждено уголовное дело в отношении должностных лиц Департамента лесного хозяйства Томской области. Есть такие дела в Иркутской и Новгородской области.

Что делать? Сейчас, например, губернатор Красноярского края кардинально изменил ситуацию — край российский лидер по продаже леса на бирже — процедуры конкурентные, открытые и препятствуют различного рода злоупотреблениям. Видно всем, кто продал лес, кому и по какой цене – втихую на пенечке договор не подпишешь и тайно эшелон леса за границу не толкнешь. Иркутская, Кировская области и ряд других лесных регионов пошли тем же путем.

Вы не раз говорили, что Хакасия не оценила подвиг горстки милиционеров и следователей, противостоявших в 1990-е годы организованной преступности в Хакасии. Что, по-Вашему, необходимо сделать, чтобы общество широко знало и отдать достойную дань памяти подвигу?

— Думаю, что нужно больше рассказывать об этих людях – в том числе, и в СМИ. Сделать, например, цикл публикаций о достойных милиционерах и следователях того времени. Недавно умер экс-министр внутренних дел республики Виталий Иванович Журавель. Во многом, благодаря ему в конце 1990-х и начале 2000-х годов был восстановлен правопорядок в республике. Думаю, что Виталий Иванович как никто достоин присвоения звания «Почетный гражданин Республики Хакасия». Да и других достойных героев-правоохранителей должны найти республиканские награды.

Беседовал Михаил Афанасьев

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Пожалуйста введите Ваше имя

*

code