«Нога депутата» почему основатель партии «Новые люди» в Хакасии требует выгнать главу Минздрава

1
1469
Почему основатель партии «Новые люди» в Хакасии требует выгнать главу Минздрава

У безнадежности, как известно, три стадии: плохо, очень плохо и «народная власть». А когда у последней к тому же нет толковых кадров, то политическая жизнь превращается в бездарную постановку дешевого театра. На волне эйфории от внезапно упавшей осенью 2018 года к ногам власти и не совсем понимая, что с ней делать, «красные» первым делом перессорились со всеми потенциальными союзниками, вышвырнули из правительства профессионалов в различных сферах. И обратили ситуацию с кадрами в неисправимую. Сегодня определяют лицо «народной власти» либо психотравмированные личности вроде закодированного танцора Игоря Ефремова, либо банальные карьеристы, способные идти по головам людей. «Народная власть», без того некомпетентная, рыхлая и трусливая дополнилась взрывной смесью глупцов и циников.

«Опыт – хорошая вещь, если вы за нее переплатили»

В предпоследний четверг сентября 2021 года, в Абакане у городской поликлиники прошла необычная акция протеста. Депутат Краснопольского сельского Совета Алтайского района Хакасии Лариса Югова, уселась на лестницы у входа и развернула плакат с требованием «Долой Ананьевский». Необходимо сказать, что Лариса Валерьевна не просто одна из сотен народных избранников из сельской местности республики. Югова стояла у истоков создания в Хакасии регионального отделения партии «Новые люди» и активно участвовала в прошедшей думской компании.

«Нога депутата» почему основатель партии «Новые люди» в Хакасии требует выгнать главу Минздрава — Интернет-журнал Хакасии «Новый Фокус»

А Ананьевский это министр здравоохранения Хакасии, назначенный на пост в декабре 2020 года после позорной отставки предыдущего руководителя – Виктора Шевченко. Те события Хакасия не забудет уже никогда. Республику лихорадило во второй волне ковида, из аптек исчезли маски, в стационарах не было мест для новых поступающих больных, медперсонал публично обращался к федеральным властям за помощью. Хакасия нуждалась в энергичном решении наползающих проблем, а главное, настоящем лидере, берущим на себя ответственность за защиту людей в тяжелое время. И на пике кризиса, когда важно оказалось помочь региону преодолеть волну ковида и показать своим примером умение смотреть в глаза трудностям, глава Хакасии Валентин Коновалов неожиданно заболел коронавирусом, да так тяжко, что тесты 5 раз подряд показывали ковид у слабого иммунитетом губернатора. Впрочем, на больничном Валентин Олегович время зря не терял, глава региона продолжал выходить в эфиры со своими подписчиками в соцсетях и впаривать доверчивой публике речитативы о своих успехах на благо региона. А Хакасией оказался вынужден управлять тогдашней полпред президента в Сибири Сергей Меняйло взявший управление осиротевшей республикой в свои руки. Но самое показательное случилось уже после отъезда полпреда и выхода в тот же день Валентина Коновалова с затянувшегося бюллетеня. Валентин Олегович взялся оправдываться и объяснять общественности, почему он не отдавал указания в трудный для региона момент хотя бы по телефону. Коновалов на полном серьезе попытался втюхать публике душещипательную историю о том, что якобы его смартфон три недели не мог синхронизироваться с системой правительственной связи. Мол, по этой уважительной причине, губернатор не смог держать бразды управления республикой в своих руках.

Выходит, выходит в прямые эфиры с подписчиками связь была, а как дошло до принятия решений и взятии ответственности за регион, то синхронизация подкачала. В этом весь Коновалов.

Смягчить позор и немного успокоить общественное мнение «красные» постарались отставкой тогдашнего министра Виктора Шевченко, запомнившегося в республике разве что обвинениями медработников в паникерстве. Все это сегодня выглядит напоминанием о том, как легко в трудную минуту «народная власть» Хакасии предает людей и красиво пытается оправдать собственную трусость.

«Бытовая история депутата»

Краснопольский сельский депутат Лариса Югова всегда была далека от тайн хакасского двора. Работа, общественные дела, дом, хозяйство и все бы так продолжалось в ее насыщенной жизни если бы не приключилась тривиальная житейская история. В правую ногу парламентария впилась иголка от куста облепихи. Женщина не смогла вытащить инородное тело своими силами, рана начала загнивать и Юговой пришлось обратиться за медицинской помощью в Абаканскую городскую больницу. Казалось бы, плевое дело, но тот злополучный куст облепихи обратился для депутата огромной проблемой. 10 сентября хирург Марина Ворковская, по словам Юговой отказалась вытаскивать инородное тело объяснив, что не умеет. Лариса Валерьевна обратилась в городской травмпункт, и травматолог Андрей Андрюшин смог извлечь часть иглы. Но ещё два мелких обломка остались в ступне – уж слишком глубоко вошла игла. Выковырять злополучные осколки, по словам парламентария, по сей день никак не могут. Уже дважды резали, но увы. Куда только депутат не обращалась, а толку нет. Рана, тем временем, все больше загнивает, а очаг расширяется. По словам Ларисы Юговой, ей лишь делают перевязки, но они не помогают. Необходимо извлекать мелкие осколки. Народному избраннику с каждым днем становится хуже, а необходимую медицинскую помощь ей оказывать не хотят. Частных специалистов или платную клинику, где могли бы удалить части иглы облепихи, Лариса Югова найти не может. Хотя от отчаяния шлет просьбы о помощи даже в профессиональные чаты. Отчаяние и безразличие к себе сподвигло женщину провести одиночную акцию протеста у абаканской поликлиники, попытаться привлечь внимание к своей проблеме и потребовать «Ананьевский долой». Мы оказались единственными, кто откликнулся поприсутствовать и рассказать о пикете Ларисы Валерьевны и требованиях женщины на одиночной акции протеста.

Признаюсь честно, мне неведомо насколько парламентарий Лариса Югова объективна в своих оценках и претензиях к здравоохранению Хакасии и министра Олега Ананьевского лично. Абсолютно точно она травмирована и оказалась вынуждена проводить пикет сидя, потому что не могла стоять – боль в ноге сильная. При этом у меня есть объективные сомнения в том, что абаканские врачи отказывают в помощи. Но

видя отчаяние женщины и ощущая запах мази Вишневского, я понимал, что к ее трагедии начальники хакасского Минздрава могли отнести по-людски.

Еще ни один чиновник не развалился на атомы от того, что встретился с простым человеком, поговорил, выслушал и попытался найти решение. Как знать, возможно хватило бы простой беседы с Ларисой Валерьевной.

Словом, мне необходимо было прояснить ситуацию и услышать версию обратной стороны. Мало ли, все мы люди. Одни преувеличивают на эмоциях от обид, а другие плохо спали минувшей ночью. Любые противоречия снимаются диалогом. А Лариса Югова, напомню, депутат, политик и уже в силу статуса от неё не могут просто отмахнуться. А коли руководители здравоохранения Хакасии позволяют себе относиться подобным образом с народным избранником, то на какое отношение начальства Минздрава может рассчитывать обычный человек?

Пытаясь найти ответы на вопросы и услышать версию Минздрава Хакасии я обратился в пресс-службу ведомства с просьбой прокомментировать претензии сельского парламентарии к здравоохранению региона на одиночном сидячем пикете у абаканской поликлиники. Прежде я не имел дело с пресс-службой Минздрава Хакасии, но казалось, именно в этом подразделении мы имеем право рассчитывать на человеческое отношение к себе в ведомстве. По связям со СМИ работает недавняя коллега Валерия Агафонова и наше издание помогало ей от чистого сердца в период нужды. Казалось, женщина без предубеждений объяснит позицию ведомства и в чем нашла коса на камень. А мы перенесем ее в материал. И это все, что требовалось.

«Сквозняки в душе прокладывают медные трубы»

— Добрый день — холодно и чеканно ответила Валерия на звонок и как-то сразу стало очевидно, что власть изменила недавнюю коллегу. Сквозь фальшивую внимательность послышалось нотки пренебрежения и раздражения. Впрочем, перемены мелких клерков от близости к высоким трибунам, ни для кого не новость. Тут уж дело в человеке. Скорее на автомате отметив для себя перемену в Валерии, я начал эмоционально и по-дружески рассказывать о пикете Ларисы Юговой и попросил у Агафоновой комментарий Минздрава.

— Мы дадим комментарий в течении дня — по чиновничьи отрезала Агафонова. Мне показалось, Валерия не понимает, что до конца дня я ждать не могу.

— Погодите, минуту — запереживал я. Но будет поздно, Югова через час закончит пикет, а позже вопрос окажется неактуальным. Тут то до меня стал долетать и пренебрежительный тон Агафоновой, и понимание, что ей вообще не хотелось бы со мной говорить. Она же теперь аж целый пресс-секретарь настоящего министерства, принадлежит к касте избранных, наделенных властью. А я кто? Журналистишка оппозиционный, все норовлю про «народную власть» плохое наговорить. А главное, в мгновение ока я понял, что Валерия от фонаря заявила о том, что комментарий будет в течении дня. Как она могла знать о сроках? Агафонова не просила времени вникнуть в тему, обсудить ее с руководством и согласовать позицию официальную позицию ведомства. Недавняя коллега, а теперь перспективный чиновник «народной власти», попросту попыталась сходу меня отфутболить. Вот только что, по логике интеллекта пресс-секретаря Минздрава Хакасии Валерии Агафоновой должен сделать я, услышав её пренебрежительный тон и распознав хитроумную отправку меня за дальние дали?

Может мне надо было в страхе убежать и спрятаться от начальственного гнева? Или почувствовать себя человеком второго сорта и больше чиновнику Валерии не звонить с раздражающими ее вопросами? А может взмахнуть руками и признаться себе, что цинизм «народной власти» против человека не пробьёшь и нет смысла с ней бодаться?

На какой результат рассчитывала Валерия разговаривая с людьми как с отбросами и пытаясь их обмануть?

А ведь не у меня в ноге иголка, не я депутат сельского парламента и не я сижу на лестнице больницы предъявляя претензии здравоохранению Хакасии и протестуя против неоказания помощи. Я журналист и пришел рассказать о беде человека и донести мнение местного Минздрава о проблеме. Хотя вовсе не обязан этого делать.

А коли с журналистами невероятно высокие чинушки Агафоновы говорят подобным образом, то как же в Минздраве к простым людям относятся?

Агафонова могла вызвать хоть каплю уважения тем, что защищает интересы ведомства, но похоже она попросту пыталась выслужиться перед работодателем. Посмотрите, как она защищает интересы министерства, говоря с людьми словно это некий мусор. Надеюсь, все у нее получилось…

Я сразу сменил правила игры и разговор с пресс-секретарём Минздрава Хакасии пошёл уже в другом ключе.

— То есть, я могу написать, что ведомство понадобился целый рабочий день, чтобы сформировать мнение о пикете одного больного – спросил я у Валерии. Выходит, в ведомстве настолько некомпетентны, что требуется целый день на один ответ? Ясно дело, такой вариант упоминания Минздрава Хакасии её не устраивал и Агафонова попыталась показушно сменить высокомерный тон на конструктивный диалог. Получилось, правда, не очень. Валерия то и дело начала срываться на полукрик и пришлось ей даже сделать замечание.

— Мы дадим комментарий через час – заволновалась и неожиданно сократила сроки Агафонова не кладя даже трубку.

— Так и напишу — заверил пресс-секретаря. Минздраву Хакасии необходимо от часу до дня для предоставления комментария. Всё зависит от отношения пресс-секретарю к журналисту или событию. А чтобы не тратить время попусту — продолжил я, прошу предоставить официальный комментарий ведомства на недавнюю резонансную тему: что предпринял Минздрав Хакасии для пресечения фактов хищений отдельными руководителями ведомства средств федерального бюджета предназначенных на выплаты страховок медперсоналу, заразившегося ковидом. Как широко известно, правоохранительные органы Хакасии выявили мошенничество на федеральных страховках медперсоналу.

Дальше говорить с Агафоновой и состязаться в преодоления высокомерия желания не было и я положил трубку.

— Хоть депутаты, хоть журналисты. Они всех людей за мусор держат – прокомментировал я эмоционально итог беседы с Агафоновой изумленной Ларисе Юговой сидящей на ступенях и наблюдавшей все это время за телефонным разговором. Спустя 15 минут мне от пресс-секрктаря пришло смс с комментарием. Почуяв, что обычное обращение за комментарием зашло по ее милости совсем не туда, Валерия очень ловко придумала себя подстраховать.

«Нога депутата» почему основатель партии «Новые люди» в Хакасии требует выгнать главу Минздрава — Интернет-журнал Хакасии «Новый Фокус»

«Когда заканчиваются выборы, начинается рабство»

… Лариса Югова решила, что времени сидячего пикета для предупредительного раза хватит и начала собираться. Женщина очень рассчитывала на то, что к ней выйдут и, хотя бы поговорят. Но увы, у медицинских начальников похоже, своя правда и им не до гниющих ног сельских депутатов. Ларисе Валерьевне тяжело ходить с каждым днем, рана гниёт и разрастается, ничего не помогает, а помощи нет. Я вызвался отвезти несчастного народного избранника до работы на другом конце Абакана, и мы потихоньку поковыляли до машины. Оставить парламентария в таком состоянии я, конечно же, не мог.

По пути мы встретили советника главы Хакасии Игоря Ефремова, он же
всенародно известный танцор «Игорь побирушка» и внезапная встреча заставила испорченное настроение переливаться новыми красками. Высокий правительственный начальник очень смешно попытался незаметно посмотреть на меня, а увидев, что улыбаюсь, так же потешно сделать вид, что он смотрел на нечто рядом. А меня не узнает. Я успел заметить, как в наполненных государственным смыслом глазах Игорька мелькнуло лишь одно: ничего, мы ещё поквитаемся. Вот уж точно,

противостояние кадров «народной власти» со своими критиками такая же личная вендетта как для Шарикова отлов кошек.

Но Ефремов еще недавно промышлявший попрощательством, правда, счастливый парень. Он вообще не сомневается в своей реальности. Впрочем, как его слабоумный друг депутат Альбертыч. Оба пребывают в вечной борьбе с неуловимыми котами и то даёт им смысл существования. А тут ещё и властью стали. Лепота!..

Беда Ларисы Юговой всего лишь история одного человека. Кого можно удивить в Хакасии очередями в больницах или скотскому отношению чиновников к людям? Но парадокс заключается в том, что мы сами каждый раз выбираем себе рабское существование. Мы упорно не хотим задуматься над своей ответственностью за свою жизнь и вечно перекладываем её на мессий, что должны прийти и навести порядок в наших жизнях.

Но никто не отворит если не постучать. Не придёт на помощь, если не попросить. А мы упорно стоим под дверью и надеемся, что добрый дядя однажды нам ее распахнет.

Мы сами себе определили роль терпил – ожидающих милости перед дверями жизни и подобное отношение к себе блестяще проявилось на выборах главы Хакасии осенью 2018 года. Население само себе придумало и поверило в трогательную иллюзию о честном мальчике, мечтающего спасти простой народ от безнадеги и нищеты. И даже добились, чтобы иллюзия стала правительством. Но двери не отворилась. Наоборот, захлопнулись надёжнее. Потому что ответственность на себя люди так не взяли и нас ожидаемо обдурили.

Мы обречены стоять перед закрытыми дверями пока не осознаем, что мы и только мы можем изменить свою жизнь к лучшему. А пока не поймем и не начнем уважать себя, высокие чинушки Агафоновы нас будут априори презирать. А народ будет в очередной раз выбирать между гранями безнадеги: «плохо и очень плохо» и «народная власть».

Михаил Афанасьев

1 КОММЕНТАРИЙ

  1. Не в бровь, а в глаз. Очень объективный материал о нашей действительности. Я про таких говорю: имеют маленькую табуретку, а считают, что сидят на высоком троне. Но время расставит все по своим местам. Поверьте.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Пожалуйста введите Ваше имя

*

code