«Санкции прямого действия» или как работает экономическая блокада Запада в Сибири

0
1215
Или как работает экономическая блокада Запада в Сибири

Последствия экономических санкций Запада против России – неиссякаемая тема многолетних красочных дискуссий политологов и экспертов. Одни уверяют публику в том, что санкции рвут экономику России в клочья. Другие мастера прогнозов стремятся доказать (в основном – с экранов государственного телевидения), что экономическая блокада должна стать «точкой роста» российской экономики и стимулировать ее дальнейшее развитие в условиях политических эмбарго и торговых запретов. Простому обывателю не так просто сориентироваться и понять: кто прав, а кто – нет. Для того, чтобы узнать истину, необходимо по полочкам разложить, что представляют из себя введённые против России экономические санкции. А главное –  без ценных мнений с телеэкранов и громких политических лозунгов – определить, как они работают против конкретных предприятий и какие последствия несут для экономики Сибири. А значит, каждого ее жителя – каждого из нас.

«Блокада»

Первое

предприятие, попавшее под экономические санкции, фактически лишается возможности работать на международных рынках и проводить транснациональные финансовые операции, то есть по сути попавшая под санкции компания отрезается от цивилизованного финансового сообщества. Экономика 21-го века стерла географические границы, и поэтому для крупных компаний (в особенности – работающих в сырьевом секторе) изоляция от мировых рынков подобна смерти. Доллар США, о «скорой смерти» которого нам часто рассказывают с голубых экранов политологи, – ведущая мировая валюта, и печатается она в США, а не в Абакане или Минусинске. Компания, против которой введены санкции Минфином США, автоматически отрезается от торговли в долларах, за которые продавала за рубеж свой товар. В итоге – парализуется вся система платежей, банки перестают выдавать кредиты и приостанавливают обслуживание санкционного клиента. Понятно, что для компании, производящей и торгующей внутри нашей страны – например, трубами, большой опасности нет. А для крупной корпорации, продающей товары за рубеж и угодившей под экономическую блокаду, выход один – искать рынки сбыта внутри своей, огороженной санкциями словно забором страны. Но представители сырьевого бизнеса скажут вам сразу и предельно честно – мы были бы рады, но российскому рынку наш товар в таком объеме просто не нужен – к огромному сожалению, нет перерабатывающих мощностей, нет потребителя, нет рынка сбыта. И если крупный сырьевой бизнес, приносящий в казну страны до 40% доходов, на 70% ориентирован на экспорт, вдруг оказывается под санкциями, это влечет за собой закрытие предприятий внутри страны. И мы с вами просто завтра не пойдем на работу…

Второе

компания, потерявшая доступ к международным финансовым организациям, лишившаяся доллара как валюты расчётов, возможности выпустить ценные бумаги и взять кредиты в зарубежных банках, вынуждена опираться на  российские финансовые организации, чьи возможности не безграничны и несоизмеримы силами и мощью мировой финансовой системы.

Третье

под экономическими санкциями компания лишается возможности приобретения на мировых рынках современного высокотехнологичного оборудования, необходимого в производстве. А от технологий – той сферы, где отставание России от мировых лидеров еще очень велико, зависит сегодня любая отрасль промышленности страны.

Итак, санкции для предприятий, работающих в Сибири – это совсем не «точка роста».

«Санкции прямого действия» или как работает экономическая блокада Запада в Сибири – Интернет-журнал Хакасии «Новый Фокус»

Если у компании, например, «Русала», нет возможности в полном объеме продать произведённый товар, он будет лежать ненужным на складах. Так было в Саяногорске сразу после введения санкций – алюминиевые чушки аккуратно складывали рядами именно на складах до тех пор, пока склады не переполнились. А чем платить зарплаты – этими чушками? Компания, которая своими производственными мощностями словно зонтиком накрывает всю Сибирь, и которой в одночасье санкциями перекрыли рынки сбыта и доступ к финансовым рынкам, должна была как-то платить еще и за электричество (а это 80% от стоимости производства). И за импортируемое сырье – добываемые в Гвинее бокситы, за которые тоже надо платить в валюте, и которые составляют около 70% рынка сырьевого импорта «Русала». Компания могла бы задуматься – а зачем продолжать этот бизнес? Не пора ли сократить зарплаты сотрудников предприятий, а потом и рабочие места? Ну а дальше – вы понимаете…

Экономическая блокада несет очень тяжелые потери и последствия для российской экономики.

Существуют разные экономические оценки ущерба России от западных санкций. Мы возьмём официальные цифры российских властей, хотя, очевидно, они занижены. По данным премьер-министра России Михаила Мишустина, потери российской экономики от санкций на середину 2020 года составили 50 миллиардов долларов. Представители бизнеса и экономисты оценивают суммарный ущерб от санкций в астрономическую сумму в более, чем 3,5 триллиона рублей.

Задумайтесь, сколько же на эти невероятные количество денег можно было построить в России новых детских садов, современных школ, вложить в науку или социальную сферу.

Санкции – это огромный, трагический ущерб для России, а совсем не возможность оживления отечественной экономики.

Как бы не пытались убедить нас в обратном ухоженные улыбчивые ведущие на государственных телеканалах. Пока фактически единственная компания, которой ценой невероятных усилий удалось из-под санкций выйти, – это компания «Русал», чьи предприятия работают сегодня по всей Сибири. И дают работу всем нам.

Но проблема санкций не только в том, сколько потерял и ещё потеряет российский (как федеральный, так и региональный) бюджет и наш народ. Главная опасность притаилась там, где её совсем не ждут – внутри страны. Экономические санкции против России сегодня – не просто оружие геополитической войны, но и инструмент внутрикорпоративной борьбы одних российских миллиардеров с другими. Некоторые олигархи хитрыми уловками стремятся спровоцировать ведение новых санкций против России и тем самым достичь своих бизнес интересов. И уж поверьте, их намерения и цели далеки от интересов государства и без того обнищавшего российского народа, несущего основное бремя потерь. О том, как это происходит сегодня на наших глазах, мы расскажем во второй части материала.

Продолжение следует

Михаил Афанасьев

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Пожалуйста введите Ваше имя

*

code