«Борька в белом джемпере с соседнего двора» или как Хакасии выиграть битву за жизнь на дорогах

0
1592
Как Хакасии выиграть битву за жизнь на дорогах

Только когда каждый житель Хакасии объявит пьяных за рулем личными врагами ситуацию с гибелью людей на дорогах республики удастся переломить

Мама Борьки – Татьяна растила сына в одиночку. Высокая, статная, красивая, женщина, в детстве она не дополучила родительской ласки и любви и очень торопилась обрести её в своей семье. Совсем юной девушкой выскочила замуж за местного полууголовного уркагана, с ранней юности стремившегося выделиться перед сверстниками напускной преданностью романтике лагерной жизни. О том, что нормальный пацан должен жить по воровским понятиям и тогда он окажется достоин уважения, Анатолию вколотил его отец и атмосфера того времени. С тех пор тот и стремился соответствовать ожиданиям мира. Он казался романтиком – бунтарем, а Татьяне так не хватало свободы, авантюры и защиты. А ещё ей очень хотелось счастья и любви. Житейской науке, как и с кем его правильно строить свое будущее, родители ее не научили. Вот и унесли девочку эмоции. Вскоре у пары советских детей – бунтарей родился сын Борис. Со временем Татьяна, конечно осознала, что из себя на самом деле представляет её щупленький муженек. Пустой, ничтожный и бездарный. Он оказался научен в жизни лишь стремиться завоевать славу авторитетного вора и то получалось не очень. Толик лишь получал срока за кражу.

А Борька рос без отца. Очень ласковым, улыбчивым и добрым мальчонкой. В детстве рисовал маме трогательные рисунки и незаметно подкладывал в сумку. В юности месяцами мог откладывать деньги ей на недорогой, но такой ценный в ее жизни подарок. А подростком смущаясь мог просто на ухо шепнуть: «Мама, я тебя люблю». Татьяна души не чаяла в сыне. Борька и его любовь, казались словно компенсацией от Бога за боль и унижения, пережитые ей в своем детстве. И как любая мать Татьяна мечтала о успешной и счастливой жизни сына. Господь и правда, наградил парня редкой аурой притягивающего спокойствия и умиротворения. Похоже, он унаследовал её у своей мамы, а Бог усилил в несколько раз. Жили они бедно. А белый модный джемпер оказался единственной дорогой вещью в жизни Борьки. Он очень долго копил на красивую обнову, а когда все же приобрёл, то мальчишескому счастья не было конца. В джемпере, со стоящим воротником, ходил на дискотеки и первые свидания с девушками.

…Анатолий все кочевал по тюрьмам и пересылкам. А Борька его каждый раз очень ждал. В раннем детстве мальчонка не понимал, почему так долго нет отца. А когда стал соображать, то уворачивался от мыслей об образе жизни родителя. Он просто знал, что у него есть папа и то казалось главным. Парень каждый раз находил оправдание тому, что отец уголовник, старался не вникать в его противоречия с мамой, терпел претившие ему рассказы отца о героических историях на зоне и, конечно же, своём непомерно высоком статусе в уголовном мире. Борька просто хотел, чтобы отец был. Пусть не лучший, но родной…

В середине 2004 года Анатолий освободился после очередного срока и приехал в Татьяне. Она приняла его, не стала гнать. Толи надеялась на что-то, толи вновь поверила душещипательным речам ошибки молодости. Толи банально успокаивала и оправдывала себя. Мол, всё же мужик в доме, да и Борис в отце души не чает. А там видно будет. Анатолий, как и любой мелкий уголовный люмпен, счёл подобное отношение не человеческим милосердием. А должным. И тут же ударился во все тяжкие. Его безумию все также требовалось, чтобы некто считал его уголовным авторитетом. Но желающих слушать с открытым ртом деградирующего воришку, о том, как он был «смотрящим за коридором» и вообще, уважаемым в воровском мире, не оказалось. Наоборот, молодые серьезные мужики в ответ на блатные речи подкидывали ему для острастки. Но не сильно, помнили о Татьяне и Борисе. Женщину люди очень уважали за извечный подвиг российских женщин во имя своих детей.

И все же, Анатолий имел шанс стать достойным человеком. Надо было лишь признаться самому себе, что избрание воровской судьбы оказалось роковой ошибкой жизни. Но сказать правду о самом себе, необходимо мужество. А Анатолий всегда был трусом и ради того, чтобы прикрыть собственное малодушие, он пошёл бы по чьим угодно головам. Пытаясь уклониться от правдивой реальности, он упорно пытался убедить мир в верности своего воровского выбора и выдать его за свою идею. Так поступают все уголовники, иначе им трудно принять бездарность прожитых лет. Пытаясь оградить свою ущербность, они находят благородные, романтические оправдания выбранному пути жизни.

А Борька был счастлив. Отец наконец оказался рядом и то казалось главным. Взрослеющий юноша, скорее инстинктивно, по сыновьи, пытался аккуратно найти подходы к душе родителя. Надеялся, что если сможет наладить контакт и найти его одобрение, то сумеет отогреть и излечить душу отца. И тот обязательно начнёт меняться в лучшую сторону. Он просто хотел быть рядом с отцом и своей любовью растопить его зачерствелую душу. Дети всегда стремятся спасти своих больных родителей. Так было и так будет…

Деградирующий Толик быстро уловил, что сын может стать благодарным слушателем его пьяных рассказов о лагерной жизни. А Борька оказался готов на все, чтобы быть рядом с отцом в мечте обрести его любовь.

…26 февраля 2005 года Анатолий взял малолитражку Татьяны съездить якобы по делам. А вечером позвал прокатиться с собой по Абакану Бориса. Он уже дошёл до той стадии деградации, когда атрофируются отцовские чувства и собственный ребенок становится необходим, чтобы пусть ему показать собственную значимость. Борька обрадовался, он так хотел чаще быть с отцом, а тут аж покататься! Но когда парень сел в машину то понял, что родитель пьян. Папа тут же пристыдил сына, мол, не доверяешь отцу? Ведь он же авторитетный сиделец, а это люди особой закалки и качеств. Таким на воле не научат. Борька отбросил все сомнения. Главное быть рядом с отцом. А пьяному Толику уж очень хотелось произвести впечатление, он взялся упражняться в скорости по проспекту Дружбы народов. На выезде из Абакана, на кольце у стелы, сиделец не справился с управлением и юзом влетел в столб. Удар пришёлся прямиком в сторону Бориса. Мальчонка погиб на месте. Добрый, ласковый парень, умер стремясь отогреть душу отца. Спустя 24 дня после своего 16-летия…

«Борька в белом джемпере с соседнего двора» или как Хакасии выиграть битву за жизнь на дорогах – Интернет-журнал Хакасии «Новый Фокус»

Авторитетный вор, «смотрящий за коридором» убежал с места ДТП бросив в салоне искореженной машины своего мертвого ребенка. Толик, скажут позже, боялся, что за управление автомобилем в нетрезвом виде, окажется выше срок в тюрьме. Мол, сыну то уже не поможешь, а сидеть лишнее ни к чему… Но врут, наверное. Разве мог отец так поступить? …

Увы, факт остаётся фактом. Толик словно напуганная крыса усердно прятался три дня по подвалам пока алкоголь окончательно не выветрился из крови. А потом добросовестно явился в абаканскую милицию. Сказал, мол испугался, а теперь вот осознал. Его даже под стражу не взяли, статья то не тяжёлая, до 3 лет, максимум (в те годы). На суд, рассказывают, «авторитетный» вор ходил с огромными сумками, чтобы если возьмут под стражу, ехать в камеру со всем необходимым и достойно зайти к сидельцам в «хату» отбывать очередной срок. Абаканские городской суд влепил по максимуму, все три года. Толик, говорят, долго возмущался судебным произволом…

… Последний раз я видел Татьяну в ночь до похорон Бориса – заходил попрощаться. Женщина сидела на кухне и совершенно отрешенно нарезала овощи. Она периодически останавливалась, оборачивалась к окну, смотрела на небо, вздыхала и возвращалась к своему занятию. А в комнате, в полном мраке, стоял гроб с телом её сына. Нашего солнечного, светлого, улыбчивого Борьки…

Мне казалось, что все это не реальность, а некто запускает дурные картинки перед глазами, пытаясь уберечь человечество от беды. Такого же просто не должно быть!.. Позже скажут, что подруги Татьяны подмешивали ей мощные транквилизаторы. Иначе бы похороны единственного сына Борьки, она не пережила.

Провожать Бориса в последний путь собрались жильцы всех окрестных многоэтажек. Друзья, девчонки, простые люди. Хоронили Бориса в его любимом белом модном джемпере. В том самом, единственном и красивом. Нарядным Борька уносил с собой невероятно недостижимую мечту российского мальчишки – обрести любовь отца.

В своем любимом джемпере Борис навсегда запечатлен на могильном памятнике

После похорон Бори Татьяна навсегда уехала из Хакасии. Не знаю, как сложилась её судьба. И не ведаю в чьи уши сейчас заливает истории о своей героической воровской жизни Анатолий. Раньше на могилке Бориса частенько были девчонки, а сейчас, видимо замуж по выходили. Я по мере сил ухаживаю за его погостом, недалеко от него лежит мой брат, ушедший из жизни вечером в день похорон Бори. Вижу, кто-то у него бывает. Не часто, но бывает. Выходит, помнят Борьку…

У меня не будет послесловия. Те, кто позволяет себе выпить и повернуть ключ в замке зажигания автомобиля – мой личный враг. Он сам определяет свое место в жизни и встает в один ряд с мелким жуликом – дегенератом Толиком. В чем принципиальное отличие за рулем пьяного вора и статусной дамы? Никакой разницы, кроме одной. Никто не знает, кого они убьют. Жертвой пьяных может стать ваш ребенок, мама или отец. И быть может, стремление сберечь своих близких сподобит каждого человека в Хакасии объявить пьяниц на дорогах своим личными врагами. Как, собственно и тех, кто навязывает обществу уголовную идеологию…

Михаил Афанасьев

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Пожалуйста введите Ваше имя

*

code