COVID-19. Жизнь после болезни

0
917
COVID-19. Жизнь после болезни

(начало большой темы)

С самого начала пандемии основной акцент делается на рисках тяжелого заболевания, при котором возникает кислородозависимость, может развиться гипервоспаление (цитокиновый шторм) и случается самый страшный исход – смерть.

Основные риски тяжелых исходов сдвинуты по возрасту и это знание влияет на отношение людей молодого возраста к пандемии. Равно как постоянное сравнение COVID-19 с ОРВИ.

Неудачи большинства стран при реализации стратегий борьбы с пандемией приводят к тому, что обновленный вирус возвращается и с каждой волной инфицирует все большее количество людей разного возраста. Стратегия «жизнь с ковидом» – это проигрышная стратегия для человечества.

Смерть – не единственный плохой исход ковида.

Об этом важно знать. И поэтому важно предпринимать максимальные усилия для прекращения распространения вируса.

Основное:

Мультисистемное воздействие.

Сложный механизм развития болезни (патогенез).

Длительное воздействие болезни на здоровье человека.

Значительная неопределенность – мы до сих пор мало знаем.

Стадии болезни:

1. Острый ковид – до 4 недель

2. Продолжающийся симптоматический ковид – до 12 недель.

3. Стойкий постковидный синдром – более 12 недель.

2 и 3 – это Long-Covid в просторечии.

На сегодняшний день опубликовано как множество отдельных наблюдений за постковидными нарушениями, так и крупные исследования, включающие оценку последствий для здоровья у сотен тысяч людей на протяжении 6-7 месяцев и далее.

Общее резюме (постковидная математика)

Среди инфицированных у 1 из 8 (13,7%) наблюдаются симптомы более 12 недель.

Среди заболевших симптомы Лонг-Ковида наблюдаются более чем у 50%.

У 10-15% детей симптомы наблюдаются более 5 недель, а у 7-8% – 12 недель и более.

2/3 перенесших заболевание заявляют о том, что симптомы Лонг-Ковида влияют на их повседневную деятельность.

20% сообщают о 3 и более симптомах, 17% – о 4 и более симптомах Лонг-Ковида.

Если симптомы сохраняются более 12 недель (1 из 3 с Лонг-Ковидом), то они будут сохраняться и далее – стойкие нарушения.

После госпитализации 91% испытывают функциональные нарушения более 6 месяцев: плохая переносимость физических нагрузок, быстрая утомляемость, когнитивные нарушения, нарушения сна, тревожность, депрессия.

Более 85% испытывают рецидивы Лонг-Ковида на протяжении 7 месяцев после заболевания, связанные с повышенной физической или умственной нагрузкой, стрессом.

По наблюдениям за перенесшими госпитализацию в Англии – в течение 6 месяцев каждый 3-й был повторно госпитализирован (по разным причинам), каждый 10-й умер.

Это наблюдение было сделано после 1-й волны, когда большая часть госпитализированных были люди старшего возраста с разными хроническими заболеваниями.

Частота длительных (более 6 мес) неврологических и психических нарушений у перенесших ковид: у 32% – лечившиеся дома, у 39% – госпитализированных, у 46,4% – после ОРИТ.

После ИВЛ при COVID-19 наблюдается стойкий когнитивный дефицит– IQ снижается на 7 пунктов! Это больше, чем после инсульта или отравлении свинцом.

Даже после легкого COVID-19 многие пациенты сталкиваются с когнитивными расстройствами: небольшая неэффективность при выполнении задач, требующих рассуждений, анализа, планирования.

Опубликовано несколько работ с оценкой постковидных нарушений у молодых людей (16-30 лет) при COVID-19, не требующем госпитализации:

Более 50% испытывают разные нарушения в течение 6 месяцев: 35% усталость (7% сильную усталость), 30% повышенную потребность в отдыхе, 29% недостаток энергии, 23% трудности с подбором отдельных слов, 19% трудности с концентрацией внимания, 18% проблемы с памятью.

Наивно думать, что большинство из симптомов – это всего лишь легкие проблемы, с которыми можно жить, не обращая на них внимания.

Увы, это не так.

Необходима бдительность и внимательное отношение к себе и близким, перенесшим COVID-19.

COVID-19 оказывает длительное и серьезное влияние на нервную систему, сердечно сосудистую систему и др органы. При COVID-19 может пострадать практически каждый орган.

Описаны катастрофические тромботические события у молодых людей даже с бессимптомным течением ковида.

Значительная часть людей испытывает симптомы вегетативной дисфункции – ортостатические симптомы (появляющиеся при смене положения из лежа/сидя в стоя): учащенное сердцебиение, усталость, одышка, боль в груди, головокружение, панические атаки и синкопы (обмороки).

У детей и подростков после COVID-19 миокардит встречается с частотой 200 – 700 на 1 млн. инфицированных (частота зависит от возраста).

Среди грозных неврологических нарушений описаны: энцефаломиелит, аутоиммунный энцефалит, поперечный миелит, синдром Гийена-Барре (восходящий паралич) и Миллера-Фиша (деминиелизурующая полинейропатия).

Что скрывается за симптомами Лонг-Ковида (механизм болезни/патогенез)?

1. Есть доказательства длительного присутствия (персистенции) вируса в головном мозге и сердечной мышце.

2. Есть доказательства прямого воздействия на серое вещество мозга, приводящее к его истончению в отдельных зонах, отвечающих за обоняние, вкус, эмоции и память.

3. Есть доказательства системной иммунной патологии и системного аутоиммунного поражения: обнаруживается множество аутоантител, атакующих собственные ткани: аутоантитела против белков иммунной системы (например, блокирующие интерферон), против клеток сосудистой стенки, тромбоцитов, нервных клеток, соединительной ткани.

Есть удивительные находки – например, обнаружены аутоантитела к рецептору орексина. Это очень важный нейропептид, регулирующий состояние бодрствования, аппетит, энергетический баланс. Аутоантитела блокируют рецепторы и ингибируется передача сигналов орексином – это сказывается на здоровье, может наблюдаться нарколепсия (дневные приступы непреодолимой сонливости и приступы внезапного засыпания).

Общий вывод: Мы недооцениваем COVID-19 и его последствия.

Акцент на вакцинации – это правильно! Но, важно помнить, что вакцинация не решает в полной мере вопрос передачи вируса и заболеваемости.

Пренебрежение эффективными мерами контроля распространения вируса приводит к тому, что с вирусом встречается большое количество людей. И эта встреча часто не проходит бесследно.

Важно формировать единое понимание, что действие каждого человека влияет на других людей.

Нужно давать больше информации о COVID-19.

В ближайшие годы очень важной темой будет – реабилитация после COVID-19. Это должна быть командная вовлеченность медиков разных специальностей, психологов, социальных работников и работников сферы образования. Ну и конечно, личная вовлеченность каждого, кто перенес COVID-19 – как минимум по отношению к своему здоровью и здоровью близких.

Александр Соловьев

По поводу:

Молекулярный биолог Валерия Архипова и CGI художник Алексей Солодовников создали атомарную модель вируса SARS-CoV[1]2 и анимировали ее. По просьбе N + 1 они рассказывают, как много сил и времени заняла у них эта работа и какие данные им потребовались, чтобы построить изображение, которое одновременно было бы достоверным и при этом красивым.

Атомарная модель

Атомарная модель (каждый шарик — атом) SARS-CoV-2. Цветами обозначены: S— (бирюзовые), M— (зеленые) и E-белки (красные); мембрана (синий) и олигосахариды (оранжевые)

Наш вирус, помимо молекул оболочки (о том, почему они именно такие, подробнее расскажем ниже), собран из белков трех типов и олигосахаридных остатков на их поверхности.

S-белки (бирюзовые), они же спайк-белки или белки шипа — их вирус использует для того, чтобы прикрепляться к клеткам. Если эти белки свою работу делают хорошо, то вирус пробирается в клетку и переходит к размножению внутри нее.

M-белки (зеленые) отвечают за контроль сборки новых вирионов в клетках-хозяевах. Этот белок представляет собой своеобразный каркас, на котором организуются в новый вирион другие структурные белки, а также помогает «новорожденному» вириону выбраться из клетки.

Е-белки (красные), взаимодействуют с другими структурными белками, а также, будучи трансмембранными белками, образуют ионный канал, тем самым помогая сборке новых вирионов в комплексе Гольджи клетки-хозяина.

А олигосахаридные остатки (оранжевые) работают «камуфляжем» для вируса. Вирус, прикрываясь ими, прячется от иммунной системы организма — клеткам иммунитета сложнее узнать обвешанного сахарами пришельца и, соответственно, начать выработку антител против него.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Пожалуйста введите Ваше имя

*

code