«Тайный счет Анатолия Быкова» или где спрятал свои деньги «хозяин» Красноярского края

1
5534
"Тайный счет Анатолия Быкова» или где спрятал свои деньги «хозяин» Красноярского края"

Полууголовная шушера в России во все века стремилась придать преступному ремеслу ореол некой романтики. Мол, жизнь не по закону, а по воровским понятиям это некий протест порокам государства, стремление к особой справедливости и желание помочь обездоленным. В государстве вечных экспериментов власти над народом, воспетая в судьбах известных шарлатанов и в душещипательных блатных песнях о лишениях («я есть хотел и лишь поэтому украл»), уголовная романтика отзывалась симпатиями в израненных душах сердобольных людей. Но реальная уголовная жизнь оказывалась не такой беззаботной как в кабацких песнях.

«Законы упырей»

Жулье всегда видело в человеке лишь объект наживы и априори плевать хотело на некие высокие принципы справедливости. Желая отнять у людей под лагерной идеологией как можно больше денег, уголовники легко шли и по собственным законам и жизням людей. При проведении акции «Память забытых миров», на закрытых абаканских кладбищах мы находили десятки заброшенных могил детей – жертв бандитского разгула – разномастных блатных «авторитетов» и «бродяг по жизни». Увлекая ребятишек ложной справедливостью уголовного мира, лагерные мазурики ловко подсаживали детей на карточные долги, а в отработку требовали носить себе деньги, воровать и убивать. Когда же дети отказывались и прятались от «катал» те их находили и топили в городских речных протоках. Ведь карточный долг, он же свят. Не то, что жизнь ребенка…

Блатная романтика жизни «по понятиям» это всего лишь идеология уголовного бизнеса.

А воровские законы только красивое оправдание воровства у ближнего. Жестокость, цинизм и пренебрежение к человеческой жизни основа ремесла жулья (не реальных авторитетов уголовного мира, им ни к чему распространять свои правила в общество). У лагерной шушеры, априори не может быть принципов. Всё их естество направлено на то, чтобы под разными предлогами обогатиться за счёт других людей. Шушера – выбор. А каждый из них – подонок, пытающийся оправдать себя некой альтернативной справедливостью, Робин гудом, помогающим обездоленным и радеющими за интересы Державы. Они как безумные упыри, остановить их может только изоляция от людей или пуля. Так было и так будет.

Один из боевиков Анатолия Быкова покойный ныне Сергей Исмайлов. Скриншот: “Новая Газета” – “Тайный счет Анатолия Быкова» или где спрятал свои деньги «хозяин» Красноярского края”

Последние годы интересы простого народа в Сибири и будущее «нашей ограбленной и униженной Родины» взялся защищать известный полууголовный красноярский бизнесмен Анатолий Быков. Жизнеописание Анатолия Петровича типично для братков позднего СССР. Но мы не будем погружаться в его прошлые дела и пытаться уличить «хозяина края» в кровавых преступлениях. На тему злодейств Быкова тех лет есть блестящие расследования обозревателя «Новой Газеты», золотого пера России, легендарного журналиста Алексея Тарасова. Любопытствующий читатель может в подробностях узнать о «благотворительности» спасителя Сибири Анатолия Быкова в последнее десятилетие прошлого века. Нам же прошлое радетеля интересов простого народа интересно только для понимания его психотипа.

«Вилка Анатолия Быкова или романтика страха»

В конце 80 годов прошлого века Быков работал физруком в школе 2 провинциального города Назарово, занимался боксом, сколотил группировку из спортсменов и обкладывал данью местных кооператоров. Уже тогда молодой боксер понял одну важную вещь: прокладывать себе дорогу к большим деньгам он сможет не предпринимательскими талантами или идеями производства. А вселяя в души людей животный страх. Иначе его не будут воспринимать всерьез. Быков ни как бизнесмен, ни тем более как человек, ничего из себя не представлял и не представляет. Типичный алчный провинциальный жулик, прикрывающийся уголовной идеологией ради собственного обогащения. А когда оказалось выгодно, объявивший себя наоборот, борцом с авторитетами, «положенцами» и неправильными «понятиями». Только страх перед смертью мог согнуть волю серьёзных людей перед Анатолием Петровичем. Развернувшись на лёгких деньгах первой волны кооперации, будущий спаситель богатств Сибири от алчных москвичей, начал закрепляться в Красноярске.

Карьера Анатолия Петровича, если присмотреться внимательно, развивалась по типичной «вилке» уголовного жулья. Быков находил подходы к влиятельным в уголовном мире Красноярья авторитетам, входил в их ближний круг и получал полномочия на ведение дел. А как только закреплялся в своём положении, оставлял своих доверителей не у дел. Те, кто пытался предъявлять претензии или отважился вернуть утраченное, очень быстро попадали под град пуль профессиональных убийц, либо исчезали навсегда. На тот свет отправились десятки бывших покровителей, партнёров, соратников или оппонентов Анатолия Петровича. От рук наёмных убийц умерли почти все, кто мешал Быкову взбираться на вершину теневой власти и прибирать к рукам промышленность Красноярского края.

А вот с другой стороны, Анатолий Петрович всеми силами стремился оказаться удобным и полезным влиятельным людям на федеральном уровне и руководителям краевых правоохранительных органов. Высокопоставленные силовики прямо-таки по-отечески оберегали Быкова от жизни в клетке и убеждали общественность в кристальной честности «уважаемого бизнесмена» и мецената. Несмотря, порой, на почти стопроцентные данные причастности Анатолия Петровича к особо тяжким преступлениям. Впрочем, сейчас автор не ставит перед собой цель обличить Анатолия Быкова в злодеяниях, а его покровителей в тайных играх. Мы пытаемся понять тот образ, что на себя примерил Анатолий Петрович. Пытаясь усидеть на двух стульях, он готов был давить тех, кто слабее его и стремился оказаться полезным сильным мира сего. Называя себя борцом за справедливость, а уважение к себе завоевывая только страхом.

Подобное и есть типичное поведение провинциального околоуголовного жулья.

В середине века они запугивали детей карточными долгами, а под покровом темноты бежали доносить оперу на своих подельников. Анатолий Петрович навсегда остался физруком – рэкетиром обкладывающим данью бабушек на городском рынке и покупающего взятками себе безопасность у начальника местной милиции. Подняться на вершину «края», Быкову помогли отнюдь не великие таланты, а насаждение атмосферы страха перед собой.

– 25 лет Красноярск живет с психотравмойнаписал обозреватель Алексей Тарасов. И точнее не скажешь.

Впрочем, Анатолий Петрович прекрасно осознавал, что без ореола народного заступника, он обречён оказаться без поддержки в обществе. Сначала он называл себя приверженцем жизни «по понятиям», позже объявил себя врагом «синих» (уголовных авторитетов и «положенцев»), а когда оказалось важно, начал создавать себе образ эдакого борца за благо простого народа, идущего может не всегда правильным путем и решающего проблемы методом «око за око». Но во имя высокой идеи справедливости. Впрочем, образ местного Робин гуда требует серьезных материальных трат и Анатолий Петрович никогда не скупился на имидж. В разные годы защитник земли сибирской финансировал в крае детские спортивные мероприятия, строительство памятников участников Великой Отечественной войны, программ поддержки ветеранов, выделял немалые деньги на строительство храмов и синагог, оплатил издания ряда литературных трудов. Особая гордость Анатолия Петровича – строительство и финансирование в Красноярске негосударственного детского дома. Видимо, в нем должны были найти приют дети тех, кто погиб от рук быковских боевиков. А полное собрание сочинений Александра Пушкина могли оценить те, кто мог, но не родился потому что их отцов убили. На благотворительность Анатолий Петрович выделял копейки, пытаясь дёшево купить славу и трогательный образ радетеля о нуждах обездоленных детей.

«Дорога на Запад»

В 1998 году в конфликте Анатолия Быкова с тогдашним губернатором Красноярского края Александром Лебедем, федеральная власть поддержала покойного ныне генерала. С тех пор Анатолий Петрович постепенно сходил с вершины влияния в регионе, а его патриотическая риторика об ограблении Красноярья и Сибири только усиливалась. К 2015 году оказалось, что захватывая в 90-ых лучшие предприятия края, Анатолий Быков спасал их от мировой закулисы и тем самым стремился защищать интересы красноярцев и сибиряков. Более того, именно в его пору на предприятиях работала самая прогрессивная социальная программа поддержки рабочих, а заработные платы считались самыми высокими. Но потом у Анатолия Петровича все вероломно отняли. Потому что олигархат не хотел, чтобы простой человек в Сибири жил в достатке, а стремился бесконтрольно грабить многострадальную страну. Но Быков им мешал. Сейчас же, без него, власть выкачивает ресурсы из региона и Сибири и выводит активы в экономику США, Англии и Европы. И вообще, если так дальше дело пойдёт, то Россию «мы» либо потеряем, либо люди возьмутся за оглобли. А мужики в России ещё есть, считает защитник интересов родной земли.

Примитивные популистские речи Быков читает словно речитатив и стремится контролировать жесты рук, а это первый признак игры роли. Но порой кажется, что он и сам уверовал в искренность своей миссии. Неудивительно, а во что ему в жизни еще осталось верить? Но кое о чем великий спаситель Сибири скромно умалчивает все эти годы.

«Тайный счет»

Ещё 16 лет назад

Анатолий Быков тайно обменял борьбу за интересы простого народа в Красноярье и Сибири на тайный счёт в Швейцарии.

Анатолий Петрович в Европе тайно продал за 110 миллионов долларов долю в Красноярском алюминиевом заводе, а деньги спрятал в Цюрихе.

Вот этот документ:

Выдержка из договора о продаже акций – “Тайный счет Анатолия Быкова» или где спрятал свои деньги «хозяин» Красноярского края” – Интернет-журнал Хакасии “Новый Фокус”
Подписи в договоре о продаже акций – “Тайный счет Анатолия Быкова» или где спрятал свои деньги «хозяин» Красноярского края” – Интернет-журнал Хакасии “Новый Фокус”

Предыстория поворотного решения в судьбе Анатолия Быкова отсылает нас к событиям последних двух лет прошлого века. После решения Кремля в 1998 году поддержать губернатора Красноярского края Александра Лебедя в конфликте с Анатолием Быковым, на «хозяина края» ожидаемо посыпались давние претензии правоохранительных органов. Весной 1999 года Анатолий Петрович оказался вынужден покинуть Россию и нашёл временный приют в Венгрии. В 2000 году спаситель Сибири оказался передан и арестован в России по обвинению в попытке убийства своего недавнего соратника по бандитским делам Вилора Струганова («Паша Цветомузыка»). Неприятностями Быкова с властями, само собой, воспользовались российские воротилы отечественной промышленности. Бизнес есть бизнес. «Русал» взялся активно скупать акции Красноярского алюминиевого завода и провел дополнительную эмиссию ценных бумаг. В результате, доля арестованного Анатолия Быкова сократилась с 28 до 4,004 процентов акций завода. В 2003 году Быкова приговорили к 6 годам условно за организацию несостоявшегося убийства Вилора Струганова и освободили в зале суда. Казалось, потуги «Русала» с размытием пакета Быкова обратятся напрасным, Анатолий Петрович начнёт судебную тяжбу в Международном Арбитраже о незаконности дополнительного выпуска акций КраЗа и легко выиграет процесс об уменьшении своего пакета.

Тут то и выяснилось, что спаситель Сибири давно вывел свои активы в экономике Красноярского края на ненавистный Запад и он уже швейцарский бизнесмен Anatoly Bikov.

А его акциями КраЗа борца за ограбленный народ управляют три оффшорные компании: Solomonia, Agoma и Beralin. Именитый защитник интересов простых красноярцев решил тайно продать в Европе не только свою часть акций КраЗа. Он уступал за отдельную плату претензии о размытии своего пакета дополнительной эмиссией. То есть, патриот России, как оказалось, выкачал из горячо любимого им родимого края активы, вывел их на Запад и оказался готов тайно их продать тому самому ненавистному олигархату…

…Сделка по продаже «Русалу» акций КраЗа произошла 6 апреля 2004 года в швейцарском Цюрихе в присутствии представителей Анатолия Быкова, компании «Русал» и двух швейцарских юристов – гарантов чистоты сделки – Филиппа Майера, Андреаса Баумгартнера и Эрика Шеррера. Пакет акций КраЗа Анатолий Быков продал за 5 миллионов 133 тысячи долларов, четыре контракта завода за прошлые годы ещё за 60 миллионов долларов. А отказ от требований о незаконности второй эмиссии обошёлся дороже всего – 44 миллиона 866 тысяч 523 доллара.

Всего 110 миллионов долларов.

Деньги остались на тайном счёте истинного патриота России в швейцарском банке. Такова оказалась цена любви к Отечеству и небезразличия к разграблению Сибири физрука из Назарово Анатолия Петровича Быкова. Увы, но как бы не хотели его сторонники увернуться от неудобной правды, а в 110 миллионов долларов Быков оценил каждого их нас.

«Жертва и спаситель»

Сегодня Анатолий Петрович выдаёт себя за жертву режима и борца за интересы простого народа. Мол, он говорил правду про власть и за принципиальность его отправили в кутузку. В 90-ые годы Быков стремился сохранить промышленность края под своим заботливым крылышком, а добравшийся до власти олигархат у него все отнял. 

– Если у таких людей можно все отнять и за правду сажают, то что уже говорить про простой народ – выкатив глаза удивлялись некоторые доверчивые красноярцы.

Но Анатолий Петрович в откровенных интервью не рассказывал о том, что выведенные в оффшоры активы априори невозможно отнять. Их для того и прячут подальше от родной сторонушки, чтобы никто не мог добраться. Ни власть ни олигархат, ни коррумпированный суд или даже продажные российские силовики. Никому не дотянуться пока активы в сфере права другой страны. Их можно только выгодно продать.

У Анатолия Быкова выбор был 16 лет назад. Он мог продолжить борьбу за свои акции и увеличение доли в КраЗе и сегодня с пакетом в 28 процентов имел возможность влиять абсолютно на любое решение владельцев завода. А если не хотел бороться за акции, то вырученные 110 миллионов долларов (в нынешние дни это почти миллиард) как истинный патриот родного края Анатолий Петрович мог вложить в экономику Красноярья. На баснословные деньги он мог сражаться за уменьшение вредных выбросов в атмосферу и экологическую безопасность края, чем внезапно озадачился. Полученные деньги позволяли защищать права простых рабочих завода и бороться за улучшение их социальной защищённости на предприятии. Быков мог часть средств направить на образовательные и правозащитные программы для красноярцев и сибиряков. Мог готовить кадры для края, поддерживать идеи небезразличных жителей региона. На 110 миллионов долларов Анатолий Петрович мог многое сделать для родного Красноярья, Сибири и России в целом будь ему действительно небезразлично будущее Отчизны.

Но Анатолий Быков выбрал тайный счёт в Цюрихе.

16 лет он начитывал землякам патриотические речитативы о расхищении богатств региона и своем героическом противостоянии ворам, предварительно спрятав на Западе выведенные из экономики Красноярья активы. Оказалось, у принципиального защитника униженного российского народа есть цена. За 110 миллионов долларов он продал он не только бизнес, в эту сумму он оценил каждого их нас. Быков так и остался полууголовным назаровским физруком, обкладывающим данью рыночных торговцев, прикрываясь идеей лагерной справедливости. Вы никогда не увидите в его глазах раскаяния. Как, впрочем и тех, кто его сегодня разоблачает.

Анатолий Петрович сделал свой выбор в конце 80-ых, когда впервые отнял на рынке у своего же честного земляка.

А на протяжении всей жизни он каждый раз его подтверждал. И те, кто сегодня видит в Быкове жертву и защитника простого народа, должны разделить с ним ответственность за тот его выбор. За десятки оборванных жизней, за слезы жён и матерей, за сломанные жизни ребятишек, выросших без отцов. За детей, что могли, но не родились. И за их будущих детей тоже. За тайный цюрихский счёт швейцарского бизнесмена Anatoly Bikov и его ложь землякам на протяжении всех этих лет. Только когда общество распознает и отвергнет быковых, оно начнет оздоровляться. А пока мы больны, если верим в речи о справедливости и защите из уст тех, кто отнимал у ближнего своего, отдавал приказы о убийстве недавних друзей, загребал под себя промышленность и прятал активы на Западе. Пока общество верит Быкову, выходит, все, что пережил Красноярск и Хакасия в 90-ых годах, оказалось только ради тайного счета Анатолия Петровича в Европе.

“Тайный счет Анатолия Быкова» или где спрятал свои деньги «хозяин» Красноярского края” – Интернет-журнал Хакасии “Новый Фокус”

«Вместо эпилога»

В реальности, каждый из нас, а где-то в глубине души и сам Анатолий Быков понимает, что ему лучше навсегда оставаться в тюрьме. Анатолий Петрович находится в том возрасте, когда происходит переоценка прожитой жизни. А в сознание все настойчивее стучится один простой вопрос: что я делал хорошего за отпущенное время? Отнимал или отдавал? Любил или ненавидел? Врал или был честен? В принципиальных вопросах жизни оправданий нет, блатной романтикой не прикрыться. Важно лишь «да» или «нет». Что может вспомнить и ответить Анатолий Петрович? Когда он был больше честен с собой: когда отдавал указание о ликвидации того или иного человека или когда уверял не моргая, что непричастен к преступлению? За свои шесть десятков лет Анатолий Быков не захотел усвоить одну простую вещь: у жизни свой, явный счет и по нему непременно придется заплатить.

Михаил Афанасьев

1 КОММЕНТАРИЙ

  1. Самое страшное что такие люди пользуются властью и как не странно повсеместно они есть,выводы делать нам и решать нам и жить с этим тоже нам.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Пожалуйста введите Ваше имя

*

code