«Беляш, ты что ли»? или как противоречия России и Европы столкнулись в Хакасии

0
3103
«Беляш, ты что ли»?

Политический обозреватель Этьен Буш из Франции несколько лет работал в Москве и колесил по российским регионам, стремясь изучить истоки российской инфантильности. А главное пытался понять, когда же, измученный вековыми античеловеческими экспериментами над собой российский народ задумается о личной ответственности за свою жизнь, сбросит ярмо унижений и создаст для себя и своих детей цивилизованное государство достатка и возможностей. Тем самым воплотив в жизнь вековую мечту Европы – соседствовать не с непредсказуемым безумным врагом, а с добрым соседом. Российская власть, ясное дело, за подобные убеждения Этьена недолюбливает (как большинство европейских журналистов) и внимательно присматривает за его вояжами в российские регионы

Журналист Этьен Буш – «Беляш, ты что ли»? или как противоречия России и Европы столкнулись в Хакасии – Интернет-журнал Хакасии “Новый Фокус”

«Хакасские декорации для мировой закулисы»

В середине 2020 года Буш решил посетить Хакасию. Но он не проявил интереса к общению с «независимыми журналистами» и представителями «народной власти», а предпочел увидеться только с «продавшимся власти Афанасьевым».

С Этьеном мы встретились у памятника вождю мировой революции на Первомайской площади Абакана – взяли по стаканчику кофе, отъехали в тупик заднего двора пиццерии в центре Абакана, сели в багажник машины и начали разговор о бытие.

Французского коллегу интересовала сама жизнь в Хакасии, о чем думают люди и выйдут ли они на улицы в защиту главы Хакасии Валентина Коновалова, если того отправят в кутузку, как губернатора Хабаровского края Сергея Фургала. «Никто за хакасского губернатора не пойдет», -посвящал я Этьена. «В Хабаровске население изначально голосовало за Фургала и когда его хоть и за дело, но с явным политическим душком взяли под белые рученьки, людей объединила идея о том, что на их мнение наплевали и без всякого объяснения, бесцеремонно отправили избранного ими губернатора в кутузку. В Хакасии абсолютно иная ситуация, хотя внешне напоминает дальневосточную».

Рисунок: Вася Ложкин

Психотравма имени «народная власть»

Протестным голосованием в республике оказалось лишь в первом туре и в нем просматривался просыпающийся дух, осознанное стремление выразить свой протест ханжеству и безнадеге. Но объект всенародной нелюбви – экс-глава Хакасии Виктор Зимин ушёл спустя две недели после первого тура, избрание же главы затянулись ещё на полтора месяца. И вот в последующих политических событиях в республике отразилась вся трагедия Отечества последнего века.

Опьяненный победой в первом туре избиратель упорно требовал на пост главы региона именно малоизвестного Валентина Коновалова. Люди уже не задумывались над его личными качествами, реальностью обещаний или способностью их выполнить. Электорат «народного губернатора» вообще не озадачивался подобного рода мелочами. Адепты искренне приняли за истину, что честного Валентина Олеговича ненавистный Кремль не желает пускать на высокий пост и верили, что чиновники подменили шариковые ручки на избирательных участках на ручки с исчезающими чернилами и надо идти со своими перьями. Не сомневались, что под видом учений в Хакасию тайно переброшено 25 тысяч военных, и они спрятались под Абаканом. Точно знали, что федеральная власть лихорадочно выискивает способы не дать Коновалову выиграть выборы и хитрыми манипуляциями пытается украсть «народную победу». Приверженцы малознакомого коммуниста вдруг решили, что Кремль состязается с ними лично, пытается надуть и надо не дать «врагу» украсть народную победу. Не выбрать компетентную власть, а непременно одолеть Кремль. Как результат, выборы главы Хакасии превратились в масштабное вымещение психотравм.

У людей впервые появилась возможность победить власть и отомстить ей за все унижения на протяжении жизни.

Но никак не выбрать достойного человека на высший пост региона.

Нанятые перед вторым туром пиарщики «красных», надо признать, отработали просто блестяще. Технологи коммунистов не стремились захватить симпатии нового избирателя. Они сконцентрировались на удержании результатов первого тура, тонко мобилизуя умы подвохами Кремля и идеально играя на самооценке людей. Москва, правда, предвидела стратегию на удержание и отыграла в долгую, все же победив в тех выборах. Им «народный губернатор» оказался выгоден именно на посту главы региона. Повсеместное разочарование Коноваловым сегодня и есть та самая победа Кремля. Они все предвидели заранее и даже помогли юному дарованию.

Но для меня и моих коллег, тот разгул подлости людских обид на собственную, по сути, нереализованность оказался очень важным уроком и бесценным опытом. «Красные» нам били камеры, отняли студию, дискуссионный клуб и разгромили издание. А местная шариковщина на пару с интеллигенцией лишь верещала: так вам и надо! Ведь вы же продались Кремлю! Вы против Коновалова… Тяжесть нашей вины заключалась только в том, что мы изначально предупреждали о том самом исходе «народной победы». И сегодня «красные» обкладывают данью строителей, растаскивают себе в карман лесное хозяйство республики, вычищают даже счета умерших пациентов психоинтернатов. Удивляться тут нечему, потому что

«народная власть» в Хакасии – это смесь политических мошенников, уголовников, бездарных полицейских оперов и психотравмированных «независимых» журналистов у них на службе,

Именно об этом мы хотели предупредить и за то поплатились. Но провидцем не надо было быть. Кто еще мог прийти к власти в результате таких выборов? А кто пойдет им служить? Коновалов, ожидаемо, проворно обесценил собственную победу. Но совсем не тем, что раздавал огромные премии, а его приближенные рванули разворовывать республику. Избиратели «народного главы» верили, что честный, трогательный мальчик проявит волю и характер ради народа и изменит в Хакасии жизнь к лучшему. А он оказался мелким трусом, прячущимся каждый раз, когда республика стоит перед серьезными испытаниями, или, когда просто надо помочь многодетной семье в простом вопросе. Власть для «народного главы» оказалась лишь способом поднятия самооценки и жизни в комфорте, а отнюдь не ресурсом изменения к лучшему жизни простых людей. Он предал именно ту трогательную веру народа в него. И этого ему не простят.

Сейчас же вся политическая погода Хакасии сводится к тому, что оппоненты «народной власти» уличают её в реальных злоупотреблениях, а те, в свою очередь, пытаются передавить самих оппонентов поодиночке или скопом. Мол, те, кто говорит о воровстве приближенных Валентина Коновалова, кремлевские наймиты, экстремисты, продажные писаки и вообще, враги великой кармы. Противостояние, заранее обречённое на провал, но причина тут еле видима даже пытливым умам. Беда в том, что «народная власть» упорно стремится выдать собственные психотравмы за политическую борьбу.

Психотрама “народной власти” – «Беляш, ты что ли»? или как противоречия России и Европы столкнулись в Хакасии – Интернет-журнал Хакасии “Новый Фокус”

Коновалов – пустой, трусливый молодой человек, но он всегда стремился выглядеть значимой фигурой. Вся его сущность, каждый мотив действий, слово или гримаса на лице нацелена на то, чтобы его сочли важным человеком. Свой круг Валентин Олегович подсознательно будет формировать из еще более пустых, но удобных ему людей. Тех, кто еще ниже его интеллектом и горазд лишь говорить приятные вещи о нем, пусть и опосредованно. Ни один авторитетный, уважаемый в Хакасии человек никогда не будет работать с Валентином Олеговичем. В распоряжении Коновалова лишь такие же униженные, нереализованные, обиженные люди – недалекие вчерашние оперативники полиции, уголовники, ненавидящие успешных коллег журналисты и профессиональные приспособленцы. Глава Хакасии чувствует себя над ними значимой фигурой, а те повышают самооценку, работая во власти, предварительно оправдав свои реальные мотивы, высокой идеей защитой мальчика от происков Кремля. Но каждый из них пришел во власть, чтобы отыграть психотравмы, а не созидать. Они притянулись друг к другу только для того, чтобы показать остальным людям собственную значимость и доказать полноценность. А когда оппоненты уличают «народную власть» в очередной оказии, те подсознательно воспринимают как попытку изобличить себя в ущербности. Борьба для них стала глубоко личным. Но все, что они могут сделать в ответ – подлость: написать заявление в правоохранительные органы, добиться увольнения оппонента с работы, попытаться ударить по самооценке, обвинить в неких грехах. А не завоевать симпатии населения идеями улучшения жизни людей, не победить оппозицию реальными делами. В итоге, отыгрывание психотравм они считают политикой, а подлость способом борьбы в ней. Но как бы они себя не оправдывали, чем бы не подменяли одно другим, они уже никогда не выйдут за эти границы. Вот и получается, что

 «народный триумф» осени 2018 года в Хакасии – пиррова победа терпил над здравым смыслом и самими собой.

А как итог, полное разочарование. Будь иначе, не лежал бы рейтинг «народной власти» Хакасии на самом дне, а регион не накрывала бы атмосфера безнадеги. Та самая, от которой пытались избавиться люди голосуя за иллюзии. Сегодня многие говорят: за какую власть не голосуй, а все одно получается. Но дело то не столько во власти…

Этьен слушал меня с огромным интересом и, казалось, в какой-то момент тема политики и протеста для него потеряла интерес.

– А что необходимо сегодня Хакасии? – спросил меня Буш.

– Идеи, только идеи небезразличных людей – пожал плечами я. И возможности их реализации. С людьми надо говорить, а предложениям лучших помогать осуществляться. Но ирония в том, прогресс не нужен хакасской «народной власти». Наоборот, они их всячески давят, ибо прекрасно понимают, что инициативы умных, энергичных, ярких людей очень быстро накроют их волосатой буденовкой. Идеи во имя людей – главный враг «красных».



«Город, изначально бандитский»

Я начал рассказывать Этьену о замечательных умных людях в Хакасии, их идеях на благо прогресса республики и вскользь упомянул об идее экономиста Татьяны Ковалевой закрыть для движения транспорта центр Минусинска и вернуть ему первозданный исторический вид. Проект в корне мог поменять статус города, привлечь инвестиции и завлечь немало туристов. Услышав про Минусинск Этьен тут же встрепенулся:

– Я читал про него, очень хотел там побывать, но времени уже не хватит съездить, – сказал Буш.

– О, да, – согласился я. Прекрасный пример отравления истории неистребимым духом большевизма. Поехали, минут 20, и мы там.

Памятник минусинским большевикам – «Беляш, ты что ли»? или как противоречия России и Европы столкнулись в Хакасии – Интернет-журнал Хакасии “Новый Фокус”

Этьен явно был рад предстоящему визиту в Минусинск, и мы начали собираться…

В Минусинске мы припарковались в историческом центре города у Спасского Собора (ул. Красных партизан) и двинули по новейшей плитке реконструированного сквера на небольшую площадь. Обходя величественный Храм, на одной из лавочек чуть в глубине площади, я заметил трех городских партизан, судя по бутылке водки, спрятанной под спиной одного сидящего, вспоминающих боевые подвиги прошлого. На лицах бойцов читался внушительный опыт тайной жизни минусинских подворотен. Прошлое моей дворовой юности тут же подсказало, что ветеранов гоп-стопа надо бы держать в поле зрения. Европейский вид Этьена непременно привлечёт внимание, а дорогая фотоаппаратура может показаться им лёгкой добычей. Почти в центре площади мы с коллегой увидели выставку рисунков, а когда подошли к ней, то оказалось, что выставлены лучшие работы минусинских школьников на тему войны. Ребятишки трогательно рисовали солдат, военные баталии и смерть. Война, война, война…

Когда же мы своих детей идеями жизни и мира увлечем,

горько подумалось мне. Этьен фотографировал рисунки и тут по моему телу молнией пронеслась до боли знакомая тревога. Я чуть отклонился от стенда с рисунками и посмотрел на лавочку с местными гопниками. Так и есть, один кивал в нашу сторону головой, второй уже встал и отряхивал брючину, третий прятал бутылку в сумку. Сомнений в намерениях минусинских «красноармейцев» не оставалось. Нас решили ограбить. Я встал у выставочной стены и в секунды начал просчитывать варианты.

Работающий на пределе мозг выдал для нас всего один вариант: вывезти разговор с гопниками на наглости, сбить с толку, посеять в их голове сомнение, что я могу быть полицейским, да кем угодно, лишь бы не началась драка. А если начнётся, то ввязаться в неё и дать Этьену время уйти. Правда, куда пойдёт французский журналист в неизвестном Минусинске? Разберемся, надо выкроить ему немного времени, а там видно будет. Выглядывая от выставочного стенда, я наблюдал как хлопцы уверенно приближались к нам. Один шёл впереди, двое других шли на небольшом расстоянии сзади.

– Все верно, подумал я, сейчас первый начнёт разговор с Этьеном, быстро переведёт его в конфликт, а те двое уже подойдут к началу. Ничего не меняется в российских подворотнях.

Я покачал головой в стороны разминаясь перед встречей с гопниками, поводил плечами, стряхнул кисти рук.

Бойцу оставалось дойти до нас метров 10, как я отошел от стенда и резко пошёл на рослого гопника. Тот уже все решил, натянул доброжелательную маску, не видел меня и смотрел только на Этьена.

– Беляш, ты что ли? – нашёл он предлог обратиться к французскому репортёру.

В эту секунду я до минимума сократил расстояние и подошел настолько близко, что слегка ударился о партизана козырьком бейсболки. Тот словно немного очнулся, недоуменно и раздражённо перевел взгляд на меня. Встав чуть левее и смотря на него сбоку как можно угрожающе, решительно и не терпяще возражений, я грозно прошипел:

– Вали отсюда.

Мой визави мгновенно изменился в лице, скулы поднялись вверх, глаза налились злобой, он стал напоминать бульдога и этот взгляд не предвещал ничего хорошего. В воздухе повисла гнетущая тишина, я слышал лишь бархатный звук сработки затвора фотоаппарата сзади и, казалось, кожа на моей спине съёживалась при каждом щелчке. Этьен продолжал снимать и, похоже, ни о чем не подозревал. Мне же пришлось думать о неудобстве своей позиции, я очень сильно сблизился с гопником и теперь стоял всего в метре от его лица. В случае начала заварушки, я терял шанс на внезапность, хуже того, мне оказалось неудобно отпрыгивать в сторону, чтобы занять более выгодное положение.

Мы смотрели с минусинским рослым гопником друг на друга как два дворовых кота, столкнувшихся на одном пути и не спускали друг с друга глаз. У каждого оказалось свое преимущество: «красноармеец» стоял в родном городе, а я выглядел интеллигентнее. Нам предстояло определить, кто главный на территории и отступать никто не собирался. Мы оба знали, что нормальные пацаны стоят до конца, а бегут только от ментов. Я из всех сил старался выглядеть силовиком и, по всей видимости, мой противник решил не испытывать судьбу.

– Ну я все понял – вдруг показательно доброжелательно развел руками минусинский партизан. Развернулся и направился назад к однополчанам. Те недоуменно смотрели на него, но перекинувшись парой фраз все вместе поковыляли из сквера. Я же продолжал смотреть главному в спину тем же взглядом, а сам боялся, как бы не выскочило и не убежало подальше в минусинский тихий дворик моё сердце. Уличная закалка все же не прошла зря…

– Что, что? – услышал я за спиной растерянный и в то же время, заинтересованный голос Этьена. Судя по всему, он почуял неладное.

– Ничего, пойдем, – ответил я и начал быстренько уводить его с площади в один из боковых переулков. Гопники могли передумать или позвать подмогу, нам как можно скорее надо было уйти. Но наше путешествие только начиналось…

Михаил Афанасьев

Продолжение следует…

Похожие материалы Интернет-журнала Хакасии “Новый Фокус”:

«Ticket в сердце Европы» или Хакасия центра Брюсселя

«Гештальт 129 Rus» Или почему важно верить в мечту

«Триумф трагедии» или как война с фашизмом продолжается по сей день для потомков победителей

«Сила немощи человека» или как выжившим жертвам большевизма окончательно победить демона

«Долгая амнистия» Почему в Хакасии в 1967 году детей убивали уголовники, а в 2020 убивает лицемерие гражданского общества

«Спася свой жалкий Рим» Как новая красная власть уничтожала Интернет-журнал Хакасии «Новый Фокус»

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Пожалуйста введите Ваше имя

*

code