«Сглаз Зимина» или почему покойный глава Хакасии по сей день вызывает бурю эмоций у жителей республики

0
1103

Заслуживающая внимания версия о том, что на прошлых выборах главы Хакасии население в большинстве своем голосовало не умом, а психотравмами, неизменно вызывает эмоциональную бурю среди читателей. Нет, нервно реагирует отдельная общественность, мы просто хотели изгнать с поста главы Хакасии Виктора Зимина. Идея благородная была. Какие еще психотравмы? И каждый раз дискуссия на тему реального мотива выбора главой региона малоизвестного юриста партийной газеты регионального КПРФ Валентина Коновалова, вызывает у читателей неподдельный интерес.

Один из материалов автора этих строк на эту тему недавно развернул довольно любопытную полемику. Но поворот оказался любопытным. Те, кто вчера ещё по совести, чести и желанию изменить жизнь к лучшему, голосовали на выборах главы Хакасии за Валентина Коновалова, уже все более привычно начали объяснять свой выбор благородным мотивами и затянули приевшуюся песнь. Они мол, голосовали за кого угодно, лишь бы против покойного ныне экс-главы Хакасии Виктора Зимина. Бывший губернатор все украл, вогнал регион в непомерные долги (я ещё слышал «развалил всю Хакасию») и погрузил республику в тьму безнадеги. В справедливом порыве народ объединился дабы изгнать вороватую власть и проголосовал за молодого Валентина Коновалова. Но, конечно же, кто бы мог подумать, что Валентин Олегович окажется такой сукой. Разочарует небезразличных граждан и нивелирует все их надежды на перемены к лучшему. Словом, все тот же плач Ярославны: «Хотели же как лучше, а вышло как всегда». И вообще, прогонявшие Зимина люди хорошие, а вот место проклятое. Сами же недавние сторонники избавления Хакасии от зиминской тьмищи, разумеется, ни в чем не виноваты и никакой ответственности за свой выбор не несут. Любопытно, что именно такое развитие событий, точь-в-точь, предсказал автор этих строк под конец 2018 года.

Увы, но эти, без сомнений красивые объяснения не более, чем трусливая попытка найти благородное оправдание вымещению злобы за собственную нереализованность. Те выборы главы региона были чем угодно, но только не выборами главы региона. Это был разгул выпущенных на волю психотравм, срыв ненависти к успешным людям и отыгрывание зависти. Атмосфера тех дней обнаружила общий интерес местной шариковщины и многих интеллигентов – поквитаться за свою нереализованность. Это был всеобщий парад психотравм, но не выборы (про аргумент «государство довело» мы ещё поговорим) первого лица республики. А те, кто сегодня пытается прикрыться высоким словами они мол, голосовали за кого угодно лишь бы против Виктора Зимина, в большинстве своем, мягко говоря, лукавят.

Я напомню, экс-глава Хакасии Виктор Зимин снял свою кандидатуру за несколько дней до голосования во втором туре и сошёл с дистанции еще в начале растянувшейся после почти на два месяца выборной эпопеи. Зимин отказался от борьбы за кресло главы 21 сентября, а выборы закончились избранием Валентина Коновалова 11 ноября 2018 года.

А эти два месяца кого изгоняли?

С конца сентября по середину ноября события развивались по-другому политическому сценарию: в качестве альтернативы Валентину Коновалову был предложен Михаил Развозжаев, а время на охлаждение политического накала, выигрывали снятием друг за другом других кандидатов. Казалось бы, изгонять никого уже не надо, протестно голосовать не требуется. Выходит, есть все условия выбрать достойного главу. Причём, за исполняющего обязанности Развозжаева голосовать не нужно, надо было лишь прислушаться к здравому смыслу и проголосовать в ноябре против неизвестного никому Коновалова и, взяв паузу, уже провести достойные выборы. Но граждане упорно требовали на трон именно Коновалова.

Куплю билет и назло кондуктору пойду пешком. А это протест против кого?


Голосование оказалось разгулом выпущенных на волю психотравм, но точно не выборами главы республики. А теперь, когда пар вышел и настала пора разочарования, вчерашние верные сторонники понимают, что выглядят недалекими озлобленными личностями. А хочется выглядеть эдакими честными людьми, а не признавать свои реальные мотивы.

Мне в полной мере довелось вкусить все грани той лживости спасителей Хакасии от «зиминщины» и последствий тех выборов. «Красные» нам били камеры, отняли студию, дискуссионный клуб, удавили издание только потому что мы говорили прямо: это не выбор, это выпуск пара и призывали задуматься над последствиями такого волеизъявления. А те, кто громче всех вопил о победе над Зиминым, в ответ уже на наши призывы защитить журналистов от произвола «народной власти», говорил, мол, так вам и надо. Ведь вы же против Коновалова. Люди потеряли человеческое обличие, превратились в безумных животных. Те, с кем я был рядом в самые трагические минуты их жизни и сражался за справедливость для их погибших детей, например, словно полоумные орали: заберите у них все, ведь они же против Коновалова. Мне тогда не верилось, что я все это вижу собственными глазами. Но это было! И подобное невозможно забыть. Разве, что простить и многих я давно простил (но не всех).

А поощряя беспредел против тех, кто не согласен, кого изгоняли? Против кого протестовали?

А сегодня те же люди упорно пытаются завернуть свою психотравму в благородную идею. Они мол, всего лишь хотели спасти Хакасию от Виктора Зимина. Но увы, правда в том, что они хотели выместить злобу за свою нереализованность, отыграть ее вопреки будущему республики, своему и интересам своих детей. А теперь пытаются убедить окружающих, что хотели лишь хорошего. Вчерашние спасители Хакасии от опостылевшего ига, попросту боятся разоблачения своих реальных мотивов и их последствий. И в этом корень. А стремление убедить в чистоте своих помыслов, вполне понятна. Психотравма то никуда не делась

Так, что не надо врать и в первую очередь, врать себе.

Мне думается, взросление общества должно начаться с тривиального признания того, что подобные объяснения ничто иное, как способ найти благородное оправдание вымещению злобы за собственную нереализованность, и это на подкорке чувствует каждый из нас. Как только общество возьмёт ответственность за свой выбор, не позволит подменять его красивыми оправданиями, тогда и можно говорить о выводах из тех выборов и взрослении умов. А пока мы, как маленькое дитя, ломающее замки из песка соседскому мальчишке, только потому, что у самого не получается.

И ещё. Как к последней инстанции бдительные до чужих успехов небезразличные граждане прибегают к аргументу, что Афанасьев работал у Зимина. Вот мол оно, истинное лицо этого лживого журналиста. Сначала он пакости писал про главу региона, а как тот его поманил во власть, так этот Афанасьев забыл про справедливость и побежал к Зимину. Я совсем не против, если это кому-то помогает жить и оправдывать свою нереализованность. Наше знакомство с Зиминым началось с его заявления на меня и возбуждения уголовного дела. За 15 лет мы прошли трудный путь и нашли в себе силы подняться над личным ради общего.

Первый публичный диалог у нас произошёл в начале 2014 года, во время приезда в Хакасию СПЧ и блестяще описанный в «Новой газете» в статье легендарного Леонида Никитинского «Сибирь. Хакасия. Фатерлянд». Благодаря нашей общей работе, например, вышел из тюрьмы невиновный юноша из Черногорска, обвиненный в распространении детской порнографии. Не попал в тюрьму по тому же обвинению сын одного из руководителей ХГУ, а в другом случае не отправилась на скамью подсудимых одинокая мамочка, обвинённая в несусветной ахинее. Серьёзно продвинулись работа по увековечиванию памяти детей, погибших на станции Минино, начата работа по созданию монумента памяти жертв политических репрессий на месте массовых казней. Сделано десятки полезных дел, само собой, незамеченных спасителями Хакасии от «зиминщины» и «независимыми журналистами». Общество упорно предлагало мне ненавидеть Зимина, а я умею остро критиковать. Но не ненавидеть людей. Вся моя жизнь — это стремление реализовать свои идеи на благо общества. Вот, что так занозит разного рода деятелей и, в особенности, «независимых журналистов», а совсем не моя работа у Зимина. Не настолько нынешние спасители глупы, чтобы не увидеть то, что сходу увидел Леонид Никитинский. Выходит, они просто не хотят видеть.

Но мне запомнился на всю жизнь один момент. При очередной нашей встрече Виктор Зимин спросил меня:

– Ну теперь то ты увидел, как все крутится.

За одно то, что работа с Зиминым помогла выцарапать из тюрьмы невинного мальчишку, экс-глава Хакасии уже достоин памятника. Впрочем, повторюсь, для отдельных общественных деятелей и «независимых журналистов» обесценивание поступков другого человека – единственная возможность почувствовать себя значимыми. Это несчастные люди. Они так самозабвенно гоняют демонов в других людях потому, что для изгнания своих, придётся честно посмотреть на себя. Уж лучше придумаем целую иллюзию и проголосуем за нее. Пусть и растратим на бессмысленное занятие всю свою жизнь. Ненависть к Зимину — это ненависть к себе.

Михаил Афанасьев

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Пожалуйста введите Ваше имя

*

code