«Главный секрет Михалыча» или каким Виктора Зимина запомнит Хакасия

0
2132
Каким Виктора Зимина запомнит Хакасия

Экс-глава Хакасии Виктор Зимин прожил удивительную жизнь. На зависть яркую и неповторимую. Придя на этот свет в далеком селе, он подружился с первыми лицами государства, сконцентрировал вокруг себя внимание сотен тысяч людей и принял на себя озлобленность людей за собственную нереализованность. Заставил искренне себя любить и ровно также ненавидеть. Зимин – невероятная личность и ее масштаб ещё будет в Хакасии по достоинству оценен. Потому что у Михалыча был один секрет.

Политик Виктор Зимин пытался быть в доску своим простым людям и стремился говорить с народом на одном языке. Но это у него не всегда, и не очень хорошо получалось. Пытаясь одновременно выглядеть рубахой парнем и компетентным государственным деятелем, он мог в итоге отослать сельчан варить тушенку. Не потому что Зимин пренебрегал людьми. Он пытался одновременно уместить в себе и простого парня, и мудрого политика, стремящегося донести, что каждый человек ответственен за собственную жизнь. А в итоге получался каламбур. Публичность оказалась не его коньком. Но после очередного подобного выступления, Михалыч словно ожидая поддержки, спрашивал у своего оцепеневшего окружения:

– Ну как, нормально намолотил?

Гражданин Зимин был эмоциональным и импульсивным человеком. Он мало понимал в идее развития гражданского общества и равноправного диалога. Но готов был идти навстречу любой созидательной инициативе и помогать ее осуществить. Он готов был слушать и помогать. Отнюдь не от того, что понимал всю важность диалога власти и общества. А потому что прижали и деваться некуда. И тут ему становилось интересно. Михалыч шел навстречу и уже вместе мы вытаскивали невиновных из тюрем, прекращали дутые уголовные дела, пытались возобновить незаконно прекращенные расследования, восстанавливали память погибших более полувека назад детей и работали над достойным увековечиванием подвигов забытых настоящих героев республики. Мы бы многое могли сделать. Потому что однажды обстоятельства заставили его задуматься над тем, что идея защиты человека от произвола государства не так уж и плоха.

Глава Хакасии Виктор Зимин мог остановить заседание правительства и обратившись к какому-нибудь начальнику отдела спросить: а что он думает обо всем тут сказанном? И если тот давал компетентный ответ, то Михалыч тут же начинал стыдить свое правительство. Мол, а вы мне все зачем нужны? Выгоню всех, а вот его возьму. Зимин неожиданно мог вклиниться в доклад министра и рассказывать какой-нибудь забавный случай из своей молодости. А все сидели и слушали, опасаясь перебить. Закончив, Михалыч осекался и, делая вид, что ничего не произошло, продолжал обсуждать важные государственные вопросы.

Друг Зимин мог публично устроить выволочку своим приятелям с его фирменной фразой: ну чего ты начинаешь? А мог внезапно извиниться перед тем, кого он некогда обидел.

Партнер Зимин мог уклониться от выполнения своих обязательств если человек ему становился не нужным. Но уважал партнера если тот оказался готов постоять за свои интересы. Совершенно точно Виктор Зимин был не подлым человеком и если уж поверил в дружбу, то был ей верен до конца.

Моё знакомство с ним началось в 2004 году, и совсем не так, как знакомятся будущий губернатор и его советник. Михалыч написал заявление и меня отправили в тюрьму. Я считал его исчадием ада, концентрацией бесовщины на белом свете. Еще бы, меня чуть не упекли в лагерь за то, что я пишу статьи. Любые предложения встретиться и поговорить, категорически отвергал. А он просто взял и сам приехал. Меня обезоружил его поступок, мы поговорили, и мне стало очевидным, что Зимин никому не стремится причинить зла. Он попросту своеобразно видит мир (а в его представлении наоборот, я) и далек от таких вещей как свобода слова и критика публичных деятелей. Для него все это было тоже самое, что андронный коллайдер для курса штукатуров – отделочников. Он воспринимал все буквально: пишут плохо, значит надо приструнить. Но получив отпор задумался: а может критиковать это нормально? А потом пришёл на суд и попросил судью дело против меня прекратить. Трогательно и абсолютно искренне. Мол, он же журналист и все мне объяснил. Не беда, что прекратить дело суд уже не может, мы же все обсудили.

Мало кто знает, но примерно с 2012 года я мог свободно приходить к нему в кабинет главы поговорить и рассказать Зимину, чем дышит этот мир. Я знаю, как глубоко он переживал очередные травли местных «независимых журналистов», пытавшихся выдавить из него побольше денег.

– Представь, каково мне. Дочь обзывают в школе, мол, твой папа вор. – рассказывал Зимин. И было видно, что переживания близких причиняют ему невероятную боль, за них он переживает больше, чем сами наезды «честных» на себя.

Но каждый раз, наступив на горло собственным принципам, я просил закончить противостояние и оставить «независимых» в покое. Пусть живут как хотят, пусть пишут, что хотят. В конце концов, рано или поздно поймут, что денег не получат и уймутся. Окажитесь выше. А как – спрашивал он. И я ему подсказывал. Быть может тогда и формировался я как его советник – оппонент. Зимин всегда уважал меня за правду, а спустя много лет, уже работая в правительстве, спросил: теперь ты видишь, как все это крутится? И мне пришлось понимающе качнуть головой, ведь подавляющее большинство просто хочет денег, выдавая свою алчность борьбой за справедливость.

Каким Виктора Зимина запомнит Хакасия

А еще в те годы многие хотели воспользоваться расположением Зимина ко мне для решения своих проблем. Но я ни разу ни за кого не попросил. Только за «независимых» журналистов. Мне думается, Виктор Михайлович это видел и ценил. А после очередной травли я отказал «независимым» просить Зимина о встрече с ним. И тут же был объявлен врагом «честных» СМИ. Но да ладно, «независимые» – унылое посмешище вчерашнего дня.

Позже те, кто настойчиво навязывал власти свои платные услуги, громче всех упрекал меня, мол Афанасьев продался Зимину. Никогда не отвечал. А теперь, когда Виктор Зимин ушел, думается, пора сказать. Во-первых, а ради чего все было? Ради чего были годы противостояния и критики о том, что хакасская власть не хочет слышать о проблемах простых людей, не ведет с обществом диалог о наболевших проблемах, не идет навстречу полезной общественной инициативе и важным идеям снизу? Для чего? Для того, чтобы, когда мне, как главному критику власти, предложат реализовать идею развития общественного диалога, вдруг трусливо убежать? Кому это больше всего было бы выгодно и удобно? Вот, главный вопрос.

А второе, за годы разношерстного знакомства с Виктором Зиминым я понял о нем главное. Он не заявлял громче всех о справедливости, не прикрывал алчность борьбой за правду. У него хватало духу прислушаться к оппоненту и дать ход его созидательным идеям. Зимин публично ошибался и неприметно побеждал. Мог попросить прощения и не требовал извинений других. Он искал расположение простых людей, но порой стремление понравится, убивало его политическую карьеру. Но он и только сам он брал на себя ответственность за свои поступки и ошибки. Секрет его жизни невероятно прост. Просто Виктор Зимин был настоящий.

Таким он и ушел в вечность. А Хакасию уже невозможно представить без Зимина. Покойтесь с миром, Виктор Михайлович. Вы оказались прекрасным учителем. Я благодарен, что Вы были в моем времени.

Михаил Афанасьев

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Пожалуйста введите Ваше имя

*

code