«Явление прокуратуры Хакасии» или зачем надзору воровства источники журналистов

1
17381
Или зачем надзору воровства источники журналистов

Прокуратура Усть-Абаканского района проводит проверку информации в расследовании «Кормовая база иллюзий» или где ворует красная власть Хакасии», опубликованную в Интернет-журнала «Новый Фокус». Верификация опубликованного 25 июня материала проводится по поручению прокуратуры Хакасии.

В материале, напомним, речь шла о приобретении властями Хакасии фельдшерских пунктов для ряда сельских населенных пунктов республики в рамках национального проекта «Здоровье». Построить в селах республики современные здравпункты, дело очень важное и нужное. Проект реализуется на федеральные средства, а вклад региональных властей всего 1 процент. Самостоятельно, без помощи центра, Хакасия не скоро позволит себе роскошь ставить в сёлах республики современные медицинские пункты. Бюджет нищ, доходы республики неуклонно падают, регион загнан в тупик. Хакасия, по всем показателям, превращается в депрессивную территорию. Поэтому на фоне всеобщей безнадеги, возведение здравпунктов для сельчан уже важное событие.

Но анализируя затраты на приобретение фельдшерских пунктов для сел, мы обратили внимание на то, что медпункты для сельчан Хакасии покупались по цене в два раза выше, чем лечебницы в соседнем Красноярском крае.

Более того, для сел соседнего края тамошние власти купили «Фельдшерско акушерские пункты» (ФАПы) тогда как в Хакасии приобретались обычные «фельдшерские пункты» (ФП), а они должны быть дешевле. И, наконец, более дешевые и функциональные лечебницы в Красноярском крае, по показателям, могут оказать помощь большему количеству пациентов, чем закупленные в нашей республике.

Выходит, опять денег украли у Хакасии.

Получается так. В Хакасии закупили по завышенной цене медицинские пункты, меньшей функциональности и обслуживающих меньше (до 6 раз) пациентов. А будь в регионе порядок, на эти же деньги можно было приобрести для сел республики в два раза больше медпунктов. А квалифицированную медицинскую помощь получили бы в 6 раз больше сельчан. Но мало того, что правительство Хакасии на федеральные деньги втюхало региону фельдшерские пункты дороже в два раза, так еще на явный бардак еще никто внимания не хочет обращать. Обидно. И неправильно.

Впрочем, мы уверены, что подобная безответственность не случайна (хотя и за случайную предусмотрена ответственность в УК). На наш взгляд, история с покупкой фельдшерских пунктов говорит о простой вещи: на приобретении здравпунктов для сёл Хакасии некто в регионе украл много федеральных денег. И этот «некто» очень злобный, алчный, лживый и, вероятнее всего, красный. Нам, в принципе, неважно, кто за возможное воровство у республики ответит и поедет петь в тюремный хор. Главное, чтобы подобное не оказывалось безнаказанным. А публикуя свои расследования, мы ждем реакции правоохранительных органов на возможное воровство государственных средств. И реакция на наш материал не заставила себя ждать. Выводами Интернет-журнала Хакасии «Новый Фокус» заинтересовалась прокуратура Хакасии.

Но региональный надзорный орган проявил интерес не к самим фактам вероятных хищений федеральных средств. А без тени стыда предложил нам сдать свой источник информации.

А мы то, в самых дальних уголках своих тайных желаний надеялись, что прокуратура предложит, например, круглый стол на тему: «Как обществу противостоять коммунистическому воровству к в республике» и поделиться мнениями о противодействии страшной беде. Или, скажем, обменяться идеями как пресечь хищения красными государственных средств на госзакупках в регионе. Но прокуратура без всяких прелюдий предложила нам «предоставить» источник получения информации. Прямо так и пишут: «необходимо… предоставить в прокуратуру района на электронный адрес…сведения об источнике получения информации о стоимости приобретенного ФАПа в Красноярском крае». Не больше и не меньше. А как же предварительная любовь и бабочки в животе? Все прокуроры одинаковы, им только одно надо, прямо как безумный маньяк на детской игровой площадке: «Мальчик, пойдем ко мне, у меня много игрушек».

«Явление прокуратуры Хакасии» или зачем надзору воровства источники журналистов – Интернет-журнал Хакасии “Новый Фокус”

Для тех, кто не в курсе, поясним. Тайна источников информации журналистов и редакций СМИ охраняется законом. Журналист работает в интересах общества, а не власти. Репортера нельзя принуждать к разглашению источника сведений. Никто не имеет на это права. Ни полицейский, ни прокурор, ни суд. Сие есть мировая практика и она закреплена внутренним законодательством России и ее международными договорами. Абаканский городской суд не раз снимал глубокомысленные вопросы хакасских прокуроров журналистам вроде: «кто вам предоставил информацию, а?» Тайна источника информации журналиста – основа обеспечения свободы поиска общественно важной информации и функционирования СМИ.

Впрочем, потребовать у журналиста раскрыть источник информации власти могут, но разве что в невероятно фантастических случаях. Например, если журналист указал точные данные личности легендированного нелегала-разведчика за границей и прямо сейчас его и жизнь близких угрожает опасность. Но как не трудно понять, подобного рода сведения недосягаемы для работников медиа и если предположить, что подобное произошло, то государству надо учится лучше хранить свои тайны.

В запросе прокуратуры Усть-Абаканского района в Интернет-журнал Хакасии «Новый Фокус» печалит даже не то, что прокуроры абсолютно не знают законы. А сама мотивация надзорных органов республики.

Вопрос в письме наводить на мысль: а что хочет выяснить око государево в истории приобретения фельдшерских пунктов в Хакасии? Причину покупки по завышенной цене? Или все же источник осведомленности журналистов?

Если первое, то для того существует разного рода силовые структуры с обширными агентурными и оперативно-розыскными возможностями и для оперов априори не может быть проблемой пролить свет на тот или иной вопрос. А если у правоохранителей нет информации о воровстве чиновников у государства, а у журналистов она есть, то вопрос возникает о компетенции таких силовиков. Выходит, правоохранители ничего не знают о бандитах и коррупционерах и их самих надо защищать от воров во власти и преступности в целом.

А если государево око все же интересует источник осведомленности журналиста, то это выглядит как работа в интересах тех, кто хотел бы скрыть от общественности злоупотребления власти и ищет возможность пресечь первопричину – источник сведений.

Самое удивительное в том, что никакой тайны нет, а источник открыт и публичен. Главное хотеть найти нужные сведения. Информацию о покупке ФАПов и ФП по регионам легко отыскать в «Единой автоматизированной в сфере госзакупок». А информация о завышении цен на покупку фельдшерских пунктов в Хакасии обнародована еще в марте. Остается сопоставить цены на покупку здравпунктов по соседним регионам и сделать выводы. 

Мы, конечно, понимаем, как прокуратуре Хакасии нелегко маневрировать в политических в рифах бурлящей политической жизни республики. Красные и министры местного правительства в своих бедах винят оппозицию и требуют привлечь к ответственности за нападки на себя. Оппозиция, в свою очередь, добивается отставок видных государственных деятелей и апеллирует к морали. Обе стороны пытаются уличить друг друга в нечестности или воровстве. Но именно в этих условиях выигрывает общество, ведь силовикам падает невероятное количество информации от обеих сторон. Тут надо ловить момент и проверять поступающие данные, а не вычислять источники информации журналистов.

Уважаемые прокуроры мы очень уважаем Ваш труд! Но усвойте уже, прокурорская миссия не единственный носитель идеи справедливости. Мы также любим свое Отечество и не хотим, чтобы его разворовывали.

Но сейчас стыдно за Вас именно нам.

Вы выглядите не надзорным органом, пытающимся пролить свет на возможное воровство государственных средств на покупке здравпунктов для сел Хакасии. А агентом, пытающихся вычислить, кто же льет на крамолу на красную власть. Стыдно, товарищи!

Михаил Афанасьев

1 КОММЕНТАРИЙ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Пожалуйста введите Ваше имя

*

code