«Анатомия иллюзий» или почему уголовники – отморозки и стукачи сегодня учат Хакасию жить по закону

0
807
Почему уголовники - отморозки и стукачи сегодня учат Хакасию жить по закону

Это текст задумывался как рецензия к статье «Палачи и жертвы демократии» или как в Хакасии предательство пропиталось свободой слова». Материала о том, как «герои» местной демократии готовы пойти по головам людей ради близости к власти и заработка. Как стукачи присвоили себе право говорить от имени закона, а подонки, грабившие людей, отныне пекутся о защите прав человека со станиц независимых СМИ. Как предательство, алчность и мерзость пристраиваются к ценностям и выдают себя за благодетель. О генерал-лейтенанте УКГБ из наших мест, ставшего уголовным авторитетом и о том, почему красноярское общество «Мемориал» защищает палача сталинского террора Алексеева. Это о тех, кто готов при любой власти стоять за свои убеждения и тех, кто на ценностях зарабатывает. И мы решили вынести этот текст отдельно.

Всплывшая информация о психическом заболевании – шизофрении председателя Комитета по бюджету Верховного совета Хакасии Олега Иванова подвигла меня поразмышлять на извечную тему пророка в своем Отечестве. Вот, например, на снимке один из руководителей хакасского отдела УКГБ (входившего в красноярский главк) генерал-лейтенант госбезопасности Александр Лангфанг. В годы политического террора он был заметной фигурой.

Александр Лангфанг – «Анатомия иллюзий» или почему уголовники – отморозки и стукачи сегодня учат Хакасию жить по закону

Расследовал уголовные дела о контрреволюционной деятельности против сталинских политических оппонентов, устраивал «национально-освободительные движения» в странах с нелояльными политическими режимами, был одним из создателей метода «гибридной войны». Казалось, человек с атрофированным понятием о чести, но на излете своей карьеры генерал проявил невероятную силу духа, хоть и в своем понимании.

Александр Лангфанг категорически отказался публично осуждать Берию. Его лишили наград, звания, посадили на 15 лет. Несколько раз предлагали покаяться и выйти досрочно. Но генерал каждый раз отказывался и в лагере стал…уголовным авторитетом. Он так и не отрекся от своих убеждений и отсидел свой срок от звонка до звонка. Вышел на свободу в 1972 году, влачил бедственное существование, но отказался каяться. Написал книгу о своей жизни (вышла только в 2011 году) и умер в 1990 – ом не сломленным.

Когда я рассказал о Лангфанге председателю красноярского «Мемориала» Алексею Бабию, он не поверил, но проштудировав литературу убедился. А к Бабию я приезжал за подтверждениями своей версии о тоннеле на берег реки Абакан, через который водили на допросы и казнь в годы сталинского террора в Хакасии вип-арестантов. В ходе той работы выяснилось, что по тихой был реабилитирован один из ужасных палачей – начальник минусинского ЧК Алексеев. Возмущенный я предлагал Бабию вместе обратиться в суд и оспорить реабилитацию кровавого упыря. Но Алексей вдруг стал за него вступаться. Мол, начальника ЧК осудили не за дело, а закон и право человека выше эмоций. Пришлось согласиться, а что оставалось делать? Ведь Бабий прав, а мной руководили эмоции.

Кстати о деле, а вы знали, что в Абакане работает адвокатом бывшая судья Елена Илюшенко. У нее прекрасно складывалась карьера судьи, впереди были одни перспективы. Но однажды Илюшенко намекнули, что надо грамотно осудить журналиста, а она отказалась идти на сделку с совестью и пять раз подряд оправдала щелкопёра. Лишилась должности, карьеры, достатка. Но не человеческого достоинства и чести служителя Фемиды. В те годы именно абаканская судья Елена Илюшенко остановила эпидемию привлечения журналистов по всей стране по уголовной статье «Клевета». Кто об этом в России, за исключением специалистов в медиасфере, знает?

Но на поприще страданий за свободу слова прямо не унять двух местных адвокатов Петра Лысенко и Владимира Дворяка. Те, кто следит за моими публикациями помнят, какую широчайшую общественную акцию в защиту адвокатуры Хакасии и против привлечения к уголовной ответственности Дворяка мы разворачивали несколько лет назад. Отбили человека, грудью легли за адвокатуру. Но стоило власти в Хакасии смениться, как и Лысенко и Дворяк вприпрыжку побежали присягать на верность красным при этом находя оправдание нападению на оператора и уничтожение нашего издания. Но это полбеды. Лысенко пошел еще дальше, давал наводки новой власти, как надавить, растоптать уже конкретно каждого из нас как человека. Вот как это уложить в голове? И ведь оба защитника предательством выторговали благоволение красных. Сегодня Дворяк защищает интересы обличенного в шизофрении распределителя хакасских финансов Олега Иванова и со страдальческим лицом вещает о произволе власти против честного депутата. Адвокат, к слову говоря, уголовный беспредельщик, знает толк в гримасах. А еще красиво беспокоится о наступлении власти на свободу слова в потешных дискуссиях таких же независимых журналистов.

Тут уж грех не вспомнить как на должность при новой власти нас разменяла председатель местного Союза журналистов Ольга Ширковец. После нападения из-за своей недоговороспособности мы были Богдану Павленко как заноза в заднице, он никак не мог найти подходы и решить вопрос. Одной из тех, кто пришел ему на помощь оказалась Ширковец. Она с каким-то умалишенным выражением лица вопила на местном телевидении о том, что журналисты сами провоцировали высокого начальника и виноваты в том, что он на них напал и разбил камеру. Выслужилась, получила в благодарность пост замредактора газеты «Хакасия»

Председатель Союза журналистов Хакасии Ольга Ширковец – «Анатомия иллюзий» или почему уголовники – отморозки и стукачи сегодня учат Хакасию жить по закону

В этом и беда нашей страны, порой не поймешь, кто есть, кто на самом деле. Правозащитники верно стоят за право в собственной стране невзирая на навешанный на них государством ярлык «иноагента». Те, кто, кто громче всех кричит о ценностях демократии и свободе слова, на самом деле дешевая сука готовая ради своей выгоды пойти по человеческим жизням. А совершившие подвиг во имя журналистов и СМИ, неизвестны и забыты. Те, кто по долгу совести обязался защищать журналистов, готов предать и журналистов, и профессию ради должности при власти. А палачи порой демонстрировали невероятную силу духа отстаивая свои убеждения. Не даром Юрий Щевчук в одной из бессмертных хитов назвал спящей Россию красавицей. На вид – краса, внутри – смерть.

Быть может поэтому мы такие бедные и не можем вылезти из кризиса после разгрома издания красной властью? У нас нет средств развивать Интернет-журнал Хакасии «Новый Фокус», перебиваемся как можем. Может и нам встроится в эту красную сучью систему и все наладится? Вот, например, независимым журналистам платят все. В том числе, например, хакасское МВД. Ведь не дай Бог какой-нибудь Дворяк публично обвинит их в наступлении на свободу слова, это что же начальство в Москве скажет? Потому легче откупиться. Независимым журналистам принципиально не платит только Верховный суд Хакасии. И вот уже адвоката Дворяка прямо не унять, обличает судей в произволе над законом и правами человека. Ценности – общий бизнес независимых журналистов и принципиальных адвокатов Хакасии. За свою монополию они и бьются, затмевая, шельмуя и предавая тех, кто пошел на лишения ради своих жизненных идеалов. А общество безмолвно….

Остался один вопрос: как отличить одних от других? Не спутать тех, кто готов пойти на лишения во имя ценностей с теми, для кого демократия просто товар? Как пережить эти времена? О том и длиннющий текст «Палачи и жертвы демократии» или как в Хакасии предательство пропиталось свободой слова» на примерах лицемерия и героизма из прошлого и наших дней.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Пожалуйста введите Ваше имя

*

code