«Спася свой жалкий Рим» Как новая красная власть уничтожала Интернет-журнал Хакасии «Новый Фокус»

0
321
Как новая красная власть уничтожала Интернет-журнал Хакасии «Новый Фокус»

Пожалуй, реальную цену нынешней хакасской власти знает только сама хакасская власть. О Главе Хакасии Валентине Коновалове всерьез рассуждать грешно. Парень пуст как пионерский барабан, но серьезен как комсомолец – педофил в почетном карауле у бюста Сталина. Покрасоваться перед фотоаппаратом с муляжом автомата наперевес и годами бегать от армии – в этом и есть весь Коновалов. Правда, теперешние интересы Валентина Олеговича изменились и кругозор к бытию диктует два критерия: что о нем написали в «Одноклассниках» и похвалит ли его жена. Эдакий Глава «звенимояголова». Посмотрите, ну разве я не крут в этом кабинете? Видели, как я вручал награды и раздавал указания после аварии в Черногорске? Ну напишите обо мне. В социальные сети Коновалов смотрит как в отражение своей жизни. В них он ищет подтверждение собственности крутости и исключительности. И доказательств в непревзойденности и роскошности ему дают в избытке. Ничему Коновалов не научится и никогда не станет губернатором. Не куда попадать и не в чем произрастать зерну здравомыслия. А протестная волна, вынесшая Валентина Олеговича на хакасский трон, его же и накроет. Ибо в ее основе злоба и нереализованность, а не стремление изменить жизнь к лучшему. Коновалов так и не понял, куда он попал. И уже вряд ли поймет.

А вот его правительство – ребята серьезные. Коммунисты под кайфом с запада Отечества, местные деградированные менты, чудом отпрыгнувшие от тюремных нар, да престарелые партфункционеры со своими фуриями на высоких хакасских постах в столице. Эта команда уверено ведет Хакасию в светлое будущее социального равенства, а главное, поголовной справедливости.

«Шок и трепет»

Меня не обошла стороной их забота и счастья от красной власти я испытал в полной мере. Исчерпав все способы договориться, новая красная власть перешла к делам. Пехота снизошедшего в грешное правительство тульского и.о. спасителя Хакасии Богдана Павленко, насмерть зашугала давнего мецената Интернет-журнала Хакасии «Новый Фокус». Грозную операцию «Шок и трепет» разработали и осуществили новые подручные Павленко – Министр региональной безопасности Сергей Ромашов, новоявленный руководитель сферы госзакупок Хакасии Дмитрий Бученик, куратор внутренней политики Главы Хакасии Иван Мосман (не путать с экс-начальником РУБОП) и прячущийся за их спинами бывший и.о. руководителя СК России по Хакасии Вячеслав Павин.

Волю Павленко – задавить Афанасьева бойцы исполнили с завидным рвением и знанием дела. Посулили меценату – пожилому человеку невероятных сложностей в бизнесе и ужасные последствия если тот не откажется от поддержки и не разорвет все связи с Афанасьевым. А чтобы тот не сомневался в серьезности намерений, племянник Сергея Ромашова – Константин (друг Дмитрия Бученика работающий в абаканском ОБЭП) добился и провел обыск. Богдан Павленко, как и полагается «серому кардиналу», сыграл заключительную часть каденции грозными звонками и недвусмысленными намеками. Герои светлого хакасского будущего!

У людей знающих, вид напыщенного Павленко и маячившего за его спиной Ромашова вызвал смех, но увы. Меценат сломался. Я никогда не посмею его осуждать, уж слишком зависим бизнес в современной России от репрессивности государственного аппарата. Спасибо ему за все, что он сделал для меня. Его вклад неоценим, и я до конца своих дней об этом буду помнить.

Словом, нет у меня больше у меня студии, нет клуба «Бейтон». А интернет-журнал Хакасии «Новый Фокус» балансирует на грани и вполне может кануть в лету. Жаль конечно, в клубе мы проводили острые дискуссии на политические темы и записывали интересные общественные программы. Была масса проектов и задумок. Например, в «Бейтоне» мы планировали серьезно развивать подростковое направление. Больше предоставлять площадку взрослеющим юнцам, чтобы они вместе с родителями и сверстниками дискутировали на темы небезразличия, взаимопомощи, милосердия и взращивали в себе человечность. А поддержка, сострадание к ближнему стало их идеей. А не увлекались сумасшедшими представления о жизни аля «Синий кит» да «А.У.Е.». Со временем с коллегами хотели запустить проект бесплатного обучения журналистскому мастерству детей из многодетных семей (я уже закинул удочку известным журналистам региона, и они меня поддержали). Да и сами ребятишки просили организовать в «Бейтоне» свой маленький театр. Увы, этим проектам не суждено сбыться.

«Красный путь к свободе»

Но я не против. Говорю это как на духу. Во-первых, я уже не представляю себя и свою профессию без постоянной драки за право говорить то, что считаю важным. А во-вторых, давно прошли те времена, когда неприятности, угрозы и преследования меня устрашали. Весь путь в журналистике сопровождался постоянным давлением, у меня давно к нему выработан иммунитет. Я отбоялся своё и к неприятностям отношусь философски. Спокойная жизнь меня расслабляет и вводит в опасный комфорт. А если бы не тяжести профессии, не был тем, кто есть сегодня. Жизнь научила, преграды — это возможности, перемены, потенциал создания и развития нового и настоящего. А опыт и знания мне делают для меня этот процесс живым и интересным. И наконец, главное, путь к свободе всегда лежит через лишения и давления.

Так чего же хотел добиться «Богдан Тульский» с братанами Ромашовым, Бучеником, Мосманом, Павиным и другими пацанами? Какой урок, по их мнению, я должен осознать и усвоить? Студию отняли, клуб отняли, журнал вот-вот рухнет. И что мне делать? Пойти к Богдану Павленко с покаянной головой и попросить снисхождения работать в рамках им дозволенных границ? Или вцепиться глотку всей этой поганой своре и не отпускать до последнего вздоха? Что мне выбрать если у меня отняли все? Но готов Бученик, Ромашов, Мосман, да и сам Павленко все поставить на кон? Или они на полном серьезе верят, что я не найду где и на что снимать? И где публиковать?

Так какую проблему решил Богдан?

Но у меня вопрос к сторонникам Коновалова: скажите, а это и есть то самое светлое будущее Хакасии? Ведь Валентин Олегович обещал принципиально новую республику где будет царить законность и справедливость и именно за эти перемены в Хакасии проголосовало большинство. Новые порядки светлого будущего уже наступили? Или еще разминаются?

Не понравился журналист? Хрясь камеру об асфальт! Возмущаются выплатой премий приближенным – уволить с работы. Обсуждают в оппозиционных СМИ и дискуссионных клубах обман новой властью населения Хакасии – запугать людей и закрыть. С красными пацанами шутки плохи!

А как же честная власть? Открытое и прозрачное правительство, диалог и участие политических сил в эфире губернаторского телеканала «РТС» и все такое? Обманули что ли? Может люди неправильно для себя истолковали слово «перемены»? Что на это скажут любители иллюзий – сторонники Коновалова.

Но как же тогда быть мне? Куда пойти? Где защиту искать? Как добиться защиты общества от беспредела «Богдана Тульского» с пехотой в погонах?

«Спасая свой жалкий Рим»

Может видный функционер местного КПРФ, один из ближайших соратников Валентина Коновалова Роман Закорецкий знает?

Рома мой друг, выросли в одном дворе, познали голод и холод, стремились помогать друг другу уже во взрослой жизни. Где бы Роман не был, я пытался ему помогать. Закорецкий был членом возглавляемого мной СПЧ при Главе Хакасии. Когда на него в ходе выборов пришел компромат, я его попросту спрятал. Мне же неважно, коммунист Рома или единоросс. Он друг мой. Я отправлял ему из будки для голосования фотографии бюллетеня с галочкой напротив его фамилии: «я за тебя, Рома». А когда Павленко разбил нам камеру на красном митинге, Закорецкий не нашел в себе мужества просто по-человечески извиниться, объясниться передо мной или попытаться призвать однопартийцев к порядку. Он просто пропал. Оно и понятно, впереди дележка власти, какая тут дружба?

А может, как защититься, подскажет другой коммунист – Эрик Чернышев?

Он мой друг и ученик. Путь в журналистику начал в том самом Интернет-журнале «Новый Фокус». На митинге 7 ноября (когда и была разбита камера), Чернышев упорно делал вид, что меня не замечает. А позже в упор не узрел, как напали на его же коллегу. Когда грянул скандал с нападением Павленко на съемочную группу, то сделал вид, что это его не касается. Сегодня на его глазах уничтожают издание, где он когда-то начинал. Эрик слеп.

А может представитель местной интеллигенции, ярый сторонник Коновалова, философ, профессор, доктор и еще кто-то там Лариса Анжиганова подскажет, где нам защиты искать? Ведь на ее честных, небезразличных глазах уничтожают неудобное СМИ. Но увы. Вряд ли мы можем рассчитывать на негодование праведной Анжигановой. Она лихо нашла даже оправдание нападению на журналистов телекомпании «Прима» и уничтожению нашей камеры. Мол, журналистка сама виновата и вообще, повезло, что зубы не полетели (хотя напал то Богдан на оператора). Настоящий профессор! Так что вряд ли, мы вправе уповать на избирательное неравнодушие Анжигановой к бедам родной республики, а главное ее жителей.

Удивительное дело, но нам отказали в праве на справедливость и защиту те, кто больше всех призывает соблюдать закон. Так с кем же поговорить, кому пожаловаться и найти опору в борьбе против произвола красных пацанов?

А может проще все и цену таким людям описал Александр Галич в своих бессмертных строках:

А я умываю руки!

А ты умываешь руки!

А он умывает руки,

Спасая свой жалкий Рим!

И нечего притворяться – мы ведаем, что творим!

Так, что, как говорится, спасибо Господи, что взял деньгами.

«Настоящее чревато будущим»

И все-таки, что с Богданом? Ну сидели бы мы в своем клубе «Бейтон», критиковали действующую власть, ругали бы самого Павленко и его «звенящего» босса. Записывали аналитические программы и вновь бранили власть. Будь Павленко поумнее, он бы просто делал вид, что не замечает критику. Окажись тактиком, командировал бы на наши посиделки наших визави. Думай стратегически, находил бы общий язык с оппонентами. А Богдан оказался недалеким, мстительным плутом. Не нравишься? Уберем. Кажется, просто. Но проблема для новой власти в том, что Павленко разводит ей врагов. И тут достаточно взглянуть на результат.

Мало Богдану серьезных проблем в выстраивании своей работы, пустоты с федералами, недовольства в своей же партии, противостоянии в самом правительстве, так «Тульский» упрямо нагнетает в Хакасии обстановку. Такими темпами Павленко станет токсичным даже для своих ментов-товарищей (ромашовы-бученики-павины-мосманы с радостью его сдадут, как только почуют опасность и возможность присягнуть новому хозяину). Как сложится в будущем, покажет время, но уже очевидно, Богдан упорно навязывает свою волю окружающим вопреки логике, правилам и здравому смыслу. А это очень плохо заканчивается. Как тогда объяснить его действия?

Похоже, Павленко действительно не понимает, что делать. В теории, он может быть еще что – то понимает. А как дело дошло до практики, то Богдан с треском провалился. И занервничал. Тут важно отметить, что служить Павленко порядочные люди отказались. У Богдана элементарно не оставалось выбора как понабрать в правительство всякий недопосаженный сброд в погонах и опереться на них. Других попросту нет. А те, в свою очередь, сочли новую власть своим шансом на манну небесную и присягнули на верность новому «серому кардиналу». Все указанные выше экс-сотрудники проходили по делу о хищения в сфере госзакупок медоборудования ОПГ экс-руководителя администрации Главы Хакасии Владимира Бызова. Но главная проблема отнюдь не в этом.

Те, кто хорошо знает Бученика, Мосмана и Ромашова, не дадут соврать, эти парни – деградированные личности. Это не столько их вина, сколько суровые реалии жизни. Служба в правоохранительных органах исключает развитие человека, а спустя 15-20 лет редкий сотрудник не деградирует (на казенном языке это называется профессиональная деформация). Отсутствие прогресса напрочь исключает у личности стратегическое мышление. Они никогда не задумываются, что будет потом. Им надо решить это сейчас. И абсолютно не замышляются над тем, к чему это приведет. Этих запугаем, у этих отберем, а тех купим. Им кажется, их хитроумная многоходовая задумка обязательно сработает.

А если нет?

Богдан растерялся. Он оказался не в силах создать действенную систему информационной политики власти комсомольца. Не понимал, что, как и с кем противопоставить нарастающему в обществе разочарованию Коноваловым. А остановить нарастающее недовольства своего партийного начальства было крайне важно. Пытаясь разогнать сгущающиеся тучи, Павленко он пошел на поводу сумасбродных советов своей новой пехоты – отнять все у Афанасьева в надежде что это сработает.

И что потом? Увы, Богдану Павленко об этом подумать уже было некогда. А стоило. Из будущего, как известно, убежать можно только в прошлое.

Михаил Афанасьев

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Пожалуйста введите Ваше имя

*

code