Коротко

Силовиков Хакасии напугали экстремисты

18.04.2014 08:02:29
Но силовики не слышат
Но силовики не слышат

"Правдометр"





25 августа 2013 года в Абакане был убит Аким Чебодаев. Убит жестоко и беспричинно. Впрочем, и местные газеты и интернет-издания и, разумеется, вездесущее телевидение уже достаточно подробно описали практически все перипетии как самого убийства, так и возбужденного по этому поводу уголовного дела. Но кое-что осталось вне поля зрения вездесущих репортеров. Или, может, материалы и были написаны, но не получили одобрения от редактора и последовали прямым ходом в мусорную корзину.

Мы не трусы, но мы боимся…

Прелюдия к экстремизму

Воскресный августовский вечер 2013 года.  Маленький дворик одного из домов, что находятся по улице «Дружбы Народов». Ранее там была гостиница «Кантегир» -ведомственное общежитие, но после того как аэропорт впал в запустение, общежитие было передано муниципальным властям, которые не замедлили перевести его в статус жилого дома. Хотя, по сути, получилась все та же «малосемейка, в которую поселили, в основном, бюджетников: врачей, учителей и прочий люд из разряда нужных специалистов. В числе поселенцев оказалась, и врач Рита Николаевна Тохтобина, которая до недавнего времени не сетовала особо на жизнь. Обычная жизнь обычной семьи…

И как внезапно ее жизнь переломилась. Переломилась на жизнь «до» и «после».

Именно 25 августа 2013 года был убит ее сын Аким Чебодаев. Убит жестоко и беспричинно. Впрочем, и местные газеты и интернет-издания и, разумеется, вездесущее телевидение уже достаточно подробно описали практически все перипетии как самого убийства, так и возбужденного по этому поводу уголовного дела.

Но кое-что осталось вне поля зрения вездесущих репортеров.

Или, может, материалы и были написаны, но не получили одобрения от редактора и последовали прямым ходом в мусорную корзину.

Итак, представим себе вполне идиллическую картину. Двор, играющие малыши, заботливые мамаши, присматривающие за своими неугомонными чадами. И вдруг – пьяный мат и жеребиное ржание. О, это после прошедшего накануне Дня города приходила в себя веселая компания из троих молодых людей: Дениса Бороздихина, его брата Бороздихина Владимира и их общего приятеля Максима Трофимова.

Проходившая мимо этой веселой компании Рита Тохтобина сделала им замечание. В ответ ее окатили ушатом грязной брани и не менее грязных оскорблений, самым пристойным из которых была ее характеристика как свиньи хакасской.

Любой разумный и вменяемый человек возмутился бы и призвал распоясавшихся молодчиков к ответу. Но что может сделать слабая женщина против троих пьяных молодчиков. Только одно – вызвать полицию. Полицейские, Олег Кузьмин и Илья Ширня, к слову сказать, прибыли довольно быстро. Прибыли, опросили заявительницу, составили протокол и с чувством честно выполненного долга, покинули двор.

Рита Тохтобина в расстроенных чувствах вернулась домой и, на свою беду, рассказала о произошедшем сыну. Аким поднялся наверх, в квартиру к Денису, чтобы выяснить причины столь наглого их поведения, и получил удар ножом. Удар, оказавшийся смертельным….

При наличии столь очевидных и неопровержимых признаков умышленного убийства незамедлительно было возбуждено уголовное дело.

Уголовный закон настоятельно требует от следователя выяснить все, все без исключения, обстоятельства криминального происшествия, дать им соответствующую оценку и, разумеется, привлечь к ответственности.

Но есть закон, а есть еще и практика его применения.

Законность по-хакасски

Странности начались уже с того, что сотрудники полиции на просьбу Риты Тохтобиной внести в ее объяснение дополнение о высказывании в ее адрес оскорблений именно по национальному признаку, в ответ на свою законную просьбу получила ничем не мотивированный отказ. Трудно сказать, то ли они не посчитали эти дополнения заслуживающими внимания, то ли у них были еще какие-то причины…. Остается только констатировать факт: в первоначальном объяснении не было упоминаний об оскорблении потерпевшей по национальному признаку. Странно, конечно, но мы же с вами живем в стране, которая порою являет миру еще и не такие чудеса. Остается только добавить, что в отношении сотрудников полиции О.В. Кузьмина и Ширня И.А. также было возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 293 УК РФ.

Сейчас это дело рассматривается в Абаканском городском суде, и оба подсудимых стараются найти логические объяснения своему нелогичному поведению в тот роковой вечер.

Заявление Риты Тохтобиной о возбуждении уголовного дела по признакам преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 282 УК РФ в отношении лиц, допускавших оскорбление в её адрес по национальному признаку было подано в следственное управление 05 сентября 2013 года. К тому времени потерпевшей уже были известны имена всей криминальной троицы, так что устанавливать их не требовалось. Требовалось только как можно подробнее и тщательнее допросить.

А дальше начинается эквилибристика

Итак, заявление было подано именно 05 сентября 2013 года, о чем свидетельствует входящий штамп на втором экземпляре заявления. 

В соответствии со ст. 144 Уголовно-процессуального кодекса РФ решение по итогам доследственной проверки должно было быть принято в срок до 3-х суток, максимум – до 10 суток.

Вместо этого его первоначально приобщили к материалам уголовного дела, а 13 ноября 2013 г. это же заявление выделили из уголовного дела № 600083 (делу по факту убийства Акима Чебодаева) для проведения по нему доследственной проверки в порядке ст. ст. 144-145 УПК РФ.

Поскольку заявление было подано в отношении тех же лиц, которые привлекались к уголовной ответственности за совершение умышленного убийства, то оно, по идее, должно было рассматриваться в рамках уже возбужденного уголовного дела с принятием по нему соответствующего процессуального решения. Коли виновны – предъявить обвинение в дополнение к основной статье, коли невиновны – вынести постановление о прекращении уголовного преследования.

Вместо этого его выделили в отдельное производство. Но тогда вполне закономерен вопрос: а неужели для решения столь элементарного вопроса требовалось более двух месяцев?

Называется такое ритуальное действо сугубо канцелярски: нарушение требований уголовно-процессуального закона и отсутствие надлежащего процессуального контроля за работой следователя. Если же называть не столь витиевато, то налицо волокита и бесконтрольность. Которая, естественно порождает безнаказанность.

Ладно, пусть выделили, но что же тогда говорить о дальнейших хождениях по терниям потерпевшей. Которая вынуждена была раз разом обжаловать постановление об отказе в возбуждении уголовного дела. Причем первоначальное постановление было вынесено столь поспешно, что следователь С. Сунчугашева умудрилась не опросить ни заявительницу, ни братьев Бороздихиных и их приятеля Максима Трофимова(!).

В итоге злосчастные постановления отменялись три раза – два раза прокуратурой города и один раз – заместителем начальника Абаканского следственного отдела.

5 марта этого года следователь М. Доможаков вынес последнее, можно сказать итоговое постановление об отказе в возбуждении уголовного дела. Постановление подробное, четкое, мотивированное, на девяти листах.

Только вот беда, мотивация отказа в возбуждении уголовного дела вызывает очень большие сомнения.

Англичане нам не указ

В бывшей Британской империи действует, как известно, прецедентное право. Основной смысл и значение прецедентного права состоят в том, что решение, вынесенное по какому-либо делу, является обязательным при решении аналогичного дела судом низшей инстанции. Иначе говоря, при рассмотрении дела судом судья, отряхнув с парика пыль, лезет в архив и смотрит: о, двести лет назад судом было рассмотрено точь-в-точь такое же дело. Смотрит на приговор – и выносит аналогичный приговор.

Но мы живем не в Англии, а в России, и у нас действует континентальная система права, которая прецеденты не признает. 

А жаль.

Почему? А вот почему: приговором Нефтекумского районного суда Ставропольского края от 28 октября 2013 г., подсудимый Салыбаев Р.З. признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 282 УК РФ и осужден к наказанию в виде штрафа. Из описательной части приговора видно, что основанием для его возбуждения являлись его высказывания в адрес потерпевших, направленные на унижение их достоинства по национальному признаку. При этом в обоснование публичности указано наличие трех свидетелей.

В постановлении об отказе в возбуждении уголовного дела по признакам преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 282 УК РФ следователь сослался на положения Постановления Пленума Верховного Суда РФ № 11 от 28 июня 2011 г. «О судебной практике по уголовным делам о преступлениях экстремистской направленности», устанавливающего критерии публичности как обязательного элемента состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 282 УК РФ, указав, что в данном случае признак публичности отсутствует.

Вот интересно: в данном конкретном случае имеются показания, как минимум, четырех свидетелей, не считая самой потерпевшей о том, что братья Бороздихины вкупе с Максимом Трофимовым выкрикивали экстремистские призывы, так неужели для придания признака публичности требуется, чтобы туда прибыли журналисты, да еще числом поболее.  И чтобы, значит, вся эта троица выкрикивала свои лозунги прямо в микрофон и в телеобъектив.

И неужели только при записи на видеокамеру и на магнитофон следователь мог сам лично убедиться в публичности действий? И почему ставропольские коллеги наших следователей при примерно одинаковых обстоятельствах приняли диаметрально противоположное решение?

Н-да, тут поневоле пожалеешь, что не действует у нас прецедентное право. А как было бы чудненько: прочитал следователь приговор Нефтекумского суда, почесал затылок и – возбудил уголовное дело по признакам все той же 282 статьи.

Или, может подобная политика, которую трудно назвать иначе как страусиной, вызвана нежеланием накалять межнациональные отношения в нашей многонациональной республике?

Ну что тут можно сказать? Только одно:

именно такая политика и способна привести к совершенно ненужному напряжению в межнациональных отношениях.

Кстати, постановление об отказе в возбуждении уголовного дела было потерпевшей обжаловано руководителю следственного управления СК РФ по РХ генерал-майору юстиции Коневских В.Л.

3 апреля 2014 г. она получила ответ за подписью руководителя управления генерал-майора юстиции Коневских В.Л. об отказе в удовлетворении жалобы. По мнению генерала, ничего криминального здесь не усматривается, 

просто ребята немного нагрубили, но никого оскорблять не хотели.

В общем, все хорошо, все замечательно, в нашей маленькой республике царит мир и дружба между народами.

Остается только вспомнить, что и в Чечне до поры до времени тоже было все хорошо и замечательно, русские с чеченцами были кунаками и лучшими друзьями. А потом дружбе народов пришел конец. А о последующих событиях, думается, напоминать не стоит.

Так ведь там начиналось тоже с малого…С того, что одни национальности вдруг стали лучше, чище и благороднее, чем другие.

Язву шовинизма, также, как, впрочем, и заразу национализма надо

выжигать каленым железом.

Это ясно всем и каждому. Не ясно только маниловым из доблестных органов охраны правопорядка. Так не пора ли все же снять розовые очки и принимать решения не только в соответствии с прекраснодушными представлениями об окружающем мире, но с пониманием того, что в нашей стране, в силу ее многонациональности, мирные отношения между самыми различными народами возможны только тогда,

когда нарушители этого мира будут подвергаться самой суровой каре.

А боязнь принимать решения, и нести ответственность за них право же, не красит людей в погонах А то ведь при такой реакции на заявление Риты Тохтобиной волей-неволей вспоминается знаменитая фраза иностранного укротителя из «Полосатого рейса»: я не трус, но я боюсь!

Николай Ежов

Короткометражный фильм «Памяти Акима Чебодаева». Помимо прочего, в материале дается ответ на вопрос: были ли оскорбления Маргариты Николаевны по национальному признаку, публичными. И, ответ на интересующих многих вопрос: почему Аким пошел поговорить…со своими убийцами.

Фильм создан при поддержке Медиагруппы «О» и «ДЕАл» (г.Москва)

Монтаж: Ольга Афанасьева.

Высокое качество.

Низкое качество.


Фоторепортаж со Дня памяти Акима Чебодаева.

Маргарита Николаевна Тохтобина - мама Акима Чебодаева.

Галина Шутова - мама убитого солдата-срочника Ивана Шутова.

Надежда Благодатская - мама убитого Олега Благодатского.

Лидер Общественного движения «Доколе?!» Игорь Покусин.

Фото: Михаил Афанасьев.


Ваша оценка:
(Голосов: 23, Рейтинг: 4.19)

На главную

(Голосов: 23, Рейтинг: 4.19)

Комментарии сайта
Комментарии вКонтакте
Комментарии facebook
0
Gala
Быдло правит всем в стране. Осталось додавить мать, друзей Акима. Нельзя в этой стране быть с чувством личного и национального достоинства, нельзя заступаться за мать и свой народ, нельзя быть умным, всеми любимым. Все равно будут убивать и ничего им за это не будет. Потому что у них круговая порука. Видела, как представитель полиции в новостях вещала, что их сотрудники не виноваты и они их в обиду не дадут. И конечно найдутся "защитники" трёх уродов, посидят чуток...и опять все начнётся.
Имя Цитировать 0
Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение
 
Силовиков Хакасии напугали экстремисты