Коротко

"Картофельный" грант подвел абаканского альфонса под монастырь

05.10.2015 06:23:45

"Правдометр"





В Абаканском городском суде Хакасии близится к завершению суд над жителем Абакана Анатолием Мицкевичем. Этот человек в свои тридцать с небольшим успел украсть государственный грант и неплохо пожить в Москве на деньги подруги.

Можно было бы его назвать Остапом Бендером, если бы не одно но: герой Ильфа и Петрова, как он сам говорил, «никого никогда не убивал». А Мицкевич, сбежавший от криминальных проблем в Новосибирск, разделался там со своей подругой, на свою беду разозлившей абаканского альфонса. 

Шнур от утюга – слабое место любовного союза

Работать Мицкевич никогда не любил и не хотел. Зато любил деньги и страдал от их недостатка.

Наделав в Абакане долгов, Мицкевич вынужден был спасаться от кредиторов бегством.

В Новосибирске моментально нашел себе девушку – работницу ювелирного магазина с собственной жилплощадью и машиной. Толик быстро и крепко сел ей на шею.

Копейку в семью приносила лишь возлюбленная Анатолия, работая как лошадь на своего благоверного.

Сам он вешал любимой лапшу на уши, что не может найти работу.

Женщину, однако, такой паразитический образ гражданского супруга не устраивал.
 Время от времени она намекала мужчине, что неплохо бы, наконец, вспомнить, что он все-таки сильного пола.

Ссоры участились, нередко переходя в скандалы.

Во время одной из таких баталий Мацкевич, перекинув женщину себе на спину, как мешок картошки, задушил ее шнуром от утюга.

«Так получилось», - объяснял он позже.

Мне такая циничная реплика напомнила убийство Николая Рубцова, когда задушившая его начинающая поэтесса неожиданно заявила на суде: «Я больше не буду».

С уже мертвой девушки убийца Мицкевич снял украшения и, найдя в ее сумочке ключи от ювелирного магазина, прямиком подался туда, где поживился золотыми украшениями.

Задержали его по горячим следам.

Картофельный лжебарон

Отбыв срок в одной из хакасских колоний и освободившись условно-досрочно, Мицкевич устроился в фирму по установке кондиционеров, но проработал там недолго. Вновь потянуло на вольные хлеба.

Впрочем, через некоторое время Мицкевич вновь появился на пороге офиса и попросил бывшего директора помочь в приобретении кондиционерной установки. Деньги обещал отдать потом.

Предприниматель, воспользовавшись имеющимися у него скидками и кредитом доверия, приобрел недорогое, стоимостью порядка 120 тысяч, оборудование, пообещав расплатиться с поставщиками позже. 

Время шло, а Мицкевич деньги не возвращал.

Крутануться, как он обещал, у него не получалось.

Предпринимателя стали трясти поставщики, бизнесмен нервничал, постоянно звонил Толику, наверняка проклиная тот день и час, когда его угораздило связаться с бывшим зеком.

Мицкевич, впрочем, от долга не отказывался. Но попросил бизнесмена об одной услуге – сделать несколько справок о том, что он купил оборудование для обработки картофеля.

Предприниматель замешкался – кондиционерные установки и второй хлеб как-то не увязывались друг с другом.  Любая проверка тут же выявит подвох. Деньги, однако, нужно было возвращать, и бизнесмен сдался – наштамповал нужные документы и подмахнул их.

Мицкевич время даром тоже не терял – снял на три месяца в аренду гараж.

Заплатил хозяину, правда, всего за месяц, а когда тот через положенное время пришел посмотреть свое имущество, то обнаружил, что в гараж никто не заглядывал – замок висел так, как он его повесил, а в пустом помещении так и осталась стоять забытая хозяином кружка.
 
Поняв, что денег за оставшиеся месяцы не получить, владелец поменял замки и о странном арендаторе забыл.

Гараж же Мицкевичу нужен был для той же цели, что и справки – он задумал получить  грант на развитие бизнеса в Муниципальном фонде развития предпринимательства.

Видимые условия для этого были соблюдены: предпринимательский стаж меньше года, якобы есть техника, арендованное помещение и бизнес-план.

Естественно, марать руки о картофель Толик не собирался, не барское это дело.

Полученными 300 тысячами распорядился по своему усмотрению – 120  тысяч перечислил на счет бизнесмена, остальные потратил на себя и свалил в Москву.

Московская лохушка для абаканского мачо

В Первопрестольной Толик быстро нашел себе коренную москвичку с трехкомнатной квартирой, «Хендаем Солярисом» и престижной работой.

Все шло по новосибирскому сценарию: девушка пахала, Толик делал вид, что работает – за пару тысяч чистил кондиционеры, ничуть не смущаясь, что вновь сел на женскую шею.

Москвичка так втюрилась в абаканского альфонса, что даже купила ему машину.

На тачке Толик и погорел: пришел ставить машину на учет в ГИБДД и не обратил внимания, как проверявший документы сотрудник поменялся в лице и куда-то удалился.

Толику бы сесть в свою тачку и бежать без оглядки, затеряться на московских проспектах.

Но он уже настолько уверился в своей безнаказанности, что даже сразу не понял, почему вдруг  подошли двое полицейских, резко рванули руки назад и ловко защелкнули на запястьях наручники.

«Парень, да ты в федеральном розыске!» - торжественно было объявлено поникшему Мицкевичу.

Вскоре в Москву приехали хакасские полицейские, забрали Толика из СИЗО и привезли в Домодедово.
Московская подружка со слезами собрала теплые вещи, набрала кучу продуктов.
 
В аэропорту у пары было время попрощаться, и тут Толик устроил целый концерт, показав свой актерский талант в полную мощь.

Он пытался плакать, клялся рыдающей девушке в любви.

«Что я могу для тебя сделать?!» - спрашивала москвичка, гладя благоверного по зековской физиономии.

«Погаси ущерб», - неожиданно выдал Толик.

Действительно, если преступник возмещает причиненный государству ущерб, то срок пребывания его в тюрьме будет на порядок меньше, а то и вовсе можно отделаться условкой.

Девушка лихорадочно стала смекать, где достать деньги.
 «Может, мне продать машину?» - высказала она мысль.
«Конечно, продай! – моментально согласился Толик. – Только, дорогая, продай свою. Мою машину не продавай, ты же ее мне подарила, а подарки отбирать нельзя".

Поглядывавшие на плачущую девушку и пристегнутого наручниками к креслу мужчину пассажиры от такой наглости перестали делать вид, что их не волнует странная пара, и с любопытством, уже в открытую, рассматривали красавицу и циничное чудовище рядом.

Но девушка никого не видела и не слышала, а все заверяла Толика: «Я тебя вытащу!»

И ведь вытащит, если захочет. Кредит возьмет или действительно машину продаст.

Мицкевич, кстати, вспомнил еще одну причину, по которой ему должны скостить срок.

В Москве у него, оказывается, есть двое детей. От него или нет – неважно, но Толик срочно попытался вспомнить фамилию их мамы и выйти на нее. 

Теперь и эта женщина не отказывается ему помочь, не зная, что сам Толик о своих пассиях отзывается весьма пренебрежительно, характеризуя их одним словом: лохушки.

В общем-то, он прав, ведь проверить, действительно ли альфонс любит женщину, весьма просто: достаточно лишь перекрыть ему финансовый кислород.

Если возлюбленный после этого к женщине резко охладеет – гнать его в шею, не обращая внимания на россказни про больную маму, разведенную троюродную сестру с детьми и фатальное невезение в поисках работы. Ну а если нет - вот оно, счастье! Только, как показывает практика, рай в шалаше таких дармоедов не устраивает. Поняв, что корова перестала доиться, они, как правило, скоропостижно исчезают из жизни женщины, ладно еще, если не прихватят золотишко и деньги.

У посла медальон, у Шпака магнитофон

Напоследок еще один штришок к портрету зека-альфонса.

В самолёте, следовавшем до Абакана, Мицкевич попытался спереть плед и подушку, которые обычно выдают пассажирам.

Наручники не помешали ему изловчиться  запихнуть казенный скарб в свой рюкзачок. 

Объяснил свою выходку Толик тем, что ему «нельзя заехать в хату без приданого, пацаны не поймут».

Поймут его или нет, лично мне уже неважно.

А вот удивляться, до какой степени бывают наивными российские женщины, я не перестаю.

Либо до крайности изголодались по мужскому вниманию, либо устали от одиночества, либо традиционное «дуры бабы» – но какое-то логическое объяснение же должно быть тому, что обеспеченные, состоявшиеся в жизни женщины западают на паразита с зековской физиономией и зековскими же повадками.

Да и у работников муниципального фонда не хватило ни интуиции распознать афериста, ни профессионализма как следует проверить его документы.

Впрочем, возмездие Толика все же настигло.

В ближайшее время Мицкевичу не понадобится ни женская ласка «лохушек», ни бизнес-планы по отъему денег.

От слабого пола и от общества вообще он будет изолирован года на четыре-пять. По крайней мере, если не будет погашен нанесенный государству ущерб.
Лола Шахова


Ваша оценка:
(Нет голосов)

На главную


Комментарии сайта
Комментарии вКонтакте
Комментарии facebook
0
waleri
Здравствуйте! Сюжет про наших руководителей стройконтор. Почему? Да, потому что люди работали, а они им не платили,да ещё в пенсионный фонд деньги не перечисляли. Только СКР Хакасии не видит в этом преступного деяния, а жаль. Могли бы отличится, ведь не только по "обиженным" план выполнять Хотя по таким делам работать проще,всего 2 рапорта и уг.дело готово. Ладно, всем удачи!. так я думаю.
Имя Цитировать 0
0
Guest
Цитата
Неравнодушный пишет:
Сильно... Баб жалко.
Кого жалеть, московскую дуру? Она еще найдет такого же жиголо. Есть такое понятие - виктимное поведение. Ну притягивает неприятности и все тут. Вот и эта глупышка на одном рецидивисте наверняка не остановится.
Имя Цитировать 0
0
Guest
Этого козла надо на пожизненное засадить. И что это за приговоры, если в 30 с небольшим по удо за убийство вышел?
Имя Цитировать 0
0
Неравнодушный
Сильно... Баб жалко.
Имя Цитировать 0
Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение
 
"Картофельный" грант подвел абаканского альфонса под монастырь