19.07.2018 12:50:00 «Не верю!» Минтруд рассматривает новую причину для увольнения сотрудников

Коммерсанты инициировали нововведение в Трудовой кодекс РФ.

19.07.2018 11:56:00 «На что потратим миллионы?» Столица Хакасии получила богатый транш

Абаканские чиновники уже определились с тем, куда вложат деньги и составили следующий перечень желанных для столицы объектов

17.07.2018 12:51:00 "Варёная макаронина" О встрече Трампа и Путина

Знаменитый актер и экс-губернатор Калифорнии Арнольд Шварценеггер нелицеприятно отозвался об американском лидере после саммита в Хельсинки

Баннер1




Стихия бушевала. Высокие, иссиня-темные волны буквально накатывали друг на друга и поглощали себе подобных, вновь и вновь порождая новые, и казалось конца и края не видно этой затянувшейся буре. Тяжёлые, чёрно-серые тучи налились свинцом и закрыли небо на всю глубину взгляда. Их рваные края напоминали то ли чёрные с проседью, растрепанные на ветру волосы старухи-ведьмы, то ли разорванные края её полуистлевшего балахона. И злой озорник ветер завывал победную оду, все сильнее раскачивая маятник шторма. 

Нос корабля то вздымался вверх, словно пытаясь вытянуть весь корабль из бури, то устремлялся вниз в зовущую бездну океана с отреченностью приговоренного. Среди этой вакханалии погоды, только один человек стоял на мостике и, широко расставив ноги, мощными клешнями обеих рук, крепко держал деревянное колесо штурвала. Это Капитан. Его, видавшая виды, моря и океаны, страны и континенты капитанская тужурка с дубами, была глубоко надвинута на переносицу. Его окладистая, рыжая борода усеяна солёными каплями океанской воды. Обветренные, обычно мясистые губы, сошлись в узкую полоску, выдавая, что челюсти сжаты от напряжения. Но в то же время, его глаза выдавали в нем старого, опытного морского волка! Они были бесстрастны и в них, сощурившихся от ураганного ветра и брызг волн, можно было увидеть вызов! Вызов стихии! Он знает всё! Он полагается на свой опыт и знания, на Удачу и Провидение! Он ведёт свой корабль сквозь неожиданный шторм уверенно и безопасно, потому как он уверен в себе, в своём корабле и в своём экипаже! Глубокий, медленный вдох и выдох. 

По прогнозу, болтанка в этом районе была слабой. Но, как обычно бывает в нашем деле, все произошло с точностью до наоборот. Там, где прогнозировалась слабая болтанка обычно бывает весьма ощутимая, что иной раз вынуждает менять эшелон полёта. И наоборот, когда ждёшь сильную по ощущениям болтанку, она бывает очень слабой или отсутствует совсем. И вот мы летим с Уфы в Пхукет. Мы летим на эшелоне полёта 350, что соответствует высоте полёта около 11000 метров. Летим над Афганистаном. И попадаем в пресловутую, умеренную болтанку на авиационном языке, но сильную по ощущениям. 

Коля, казалось задремал, но тугие, мощные толчки, заставляющие наш Лайнер неожиданно вздрагивать от невидимых воздушных ухабов, отгоняют всякое желание вздремнуть. "Пристегнули" пассажиров включением табло "FASTEN SEAT BELTS". Выполнили процедуру при попадании в сильную болтанку. Наблюдаю по монитору, как бортпроводники, проверив салон, откидывают кресла и садятся на них, попутно пристегиваясь ремнями безопасности. Отдаю управление и радиосвязь Коле: "You have control and communication". Добавил: " Ушёл на паксов" и по громкой связи даю успокоительную информацию пассажирам. Нам тут страшно, а им и подавно. 

Микрофон в руках скачет от болтанки и фразы получаются прерывистыми. Ладно, вроде все сказал спокойным и уверенным голосом. Вернулся в контур управления. Швыряет здорово. Пристегнули плечевые ремни безопасности. Ниже эшелон занять не можем из-за ограничений, выше тоже не вариант, слишком тяжёлые ещё. Что ж, имеем то, что имеем. В принципе, запас по углу атаки достаточен и будем продолжать полет на этом эшелоне. Мы тоже люди и нам тоже страшно, но виду никто никогда не подаёт. У каждого своя метода справиться с внутренним страхом. 

Швыряет будь здоров. И тут я делаю медленный, глубокий вдох и выдох и представляю себя бесстрашным Капитаном, стоящим на мостике корабля. Это реально работает. Срабатывало не раз, работает и сейчас. Снимаю шляпу и преклоняю колени перед морскими Капитанами, бороздящими бескрайние просторы океанов и морей! Люди со стальными нервами! Но я тоже Капитан и не раз ловил вопросительные взгляды коллег: "Ну как он? Что делать будет? Не боится ли?". Ведь я и сам, будучи вторым пилотом, бросал украдкой взгляд на Командира, сидящего слева, когда попадали в такую болтанку или другие передряги, взгляд полный надежды и ожидания: " Командир, ну как?!". И спокойный, уверенный взгляд Командира, всегда действовал на экипаж успокаивающе и давал уверенность в нашем самолёте, в наших силах. Глубокий, медленный вдох и выдох. 

История гражданской авиации не знает случаев, когда из-за болтанки в воздухе происходили катастрофы. Турбулентность, болтанка представляет собой разного рода колебания самолёта, которые возникают в результате вихревых потоков ветра, нисходящих и восходящих, которые возникают в облаках из-за хаотичного движения воздуха внутри облаков, у земли от прогрева подстилающей поверхности земли. Поэтому кроме неприятных ощущений, других опасностей болтанка в себе не несёт, если вы пристегнуты ремнями безопасности. 

Что тут можно посоветовать? Да практически универсальных советов не существует. Люди, страдающие аэрофобией, уже по факту самого полёта вынуждены страдать. А тут болтанка. В иллюминатор смотреть не вариант, не дай Бог увидеть крыло самолёта, которое совершает колебания вверх-вниз в условиях болтанки. На разных типах самолётов, амплитуда колебаний достигает десяти и более метров. Закрыть глаза? Человек так устроен, что ему надо видеть всё, что происходит в его судьбе. К чему это я веду? К тому, что попав в болтанку вы должны знать, что самолёты не падают из-за болтанки и впереди, в кабине самолёта, пилоты не сидят беспомощно сложив руки, а пилотируют самолёт и делают всё возможное, чтобы выйти из зоны турбулентности. Ведь и чаю с кофе попить тоже надо, поесть в конце концов. А как это сделаешь в болтанку? Вообщем, не бойтесь болтанки, уважаемые пассажиры, Дамы и Господа. Просто глубокий, медленный вдох и выдох.

 Коля решает, видимо, снять напряжение и выходит на связь с Кабулом. "Kabul-center, two five zero one. For your information, at flight level three five zero we have moderate turbulence".(Кабул-центр, двадцать пять ноль один. На эшелоне 350 умеренная болтанка). Хотя какая тут, к черту, умеренная. Трясёт так, что показания приборов не видно. Хочется выругаться, как старый морской волк: "Тысяча чертей! Кальмары и кишки! Свистать всех наверх! Полного паруса и сухого пороха! Разрази меня гром!". Ну обычно, наши выражения менее романтические, по типу: "Ох блин.. Ни хрена себе е...!" Мы с Колей переглядываемся. И подбадриваем друг друга:" Скоро выйдем, струю пересекаем! Нормально, нормально". 

Скажу одно, что матерясь, некоторые люди снимают внутреннее напряжение. Это своего рода психологическая разгрузка. Ну, в принципе, вы и сами наверняка знаете. Но практически везде, где есть работа или действие, связанное с риском для жизни, мы слышим наш Великий и Могучий русский язык. Время для нас растянулось. Казалось, этот небольшой отрезок времени, длиной в десять минут, превратился для нас в бесконечность. Коллеги подтвердят правдивость моих слов. Чем сильнее болтанка, тем быстрее хочется выйти из этой зоны, но по закону Мерфи: чем больше ждёшь, тем дольше длится время. 

Пару раз вдрогнув, наш Лайнер продолжил свой полет, как будто ничего и не было. Воцарилась абсолютная тишина, слышны только мерный гул двигателей и стук собственного сердца в груди, отдающий пульсацией в висках. Мы так же неожиданно вышли из зоны турбулентности, равно, как и неожиданно вошли в неё. С Колей улыбаемся друг другу, ведь мы выстояли, прошли сквозь свой шторм, который у каждого свой. И радостное чувство облегчения накатывает на нас. Игриво говорю: "А не попить ли нам чего покрепче?". Моя рука двигается наверх к селектору FASTEN SEAT BEALTS и в неуверенности останавливается: выключить или нет? Ведь сколько раз бывало, когда после болтанки выключали табло FASTEN SEAT BELTS и снова попадали в болтанку. Или же наоборот, включишь табло и болтанки, как не бывало. Мы иногда даже шутим по этому поводу: "Ну что? Выключим болтанку?".  

Но всё спокойно и я выключаю табло и нажимаю кнопку вызова бортпроводника. Вижу по монитору как Артём, старший бортпроводник, по выключении табло отстегнулся от своего откидного кресла в переднем вестибюле, взял трубку интерфона и подошёл к нашей двери. Переключаюсь на интерфон: "Заходи, Артём". Глубокий, медленный вдох и выдох. Стакан горячего кофе с молоком действует бодряще. Кабул-центр передаёт нас пакистанской стороне, Лахор-контролю. Впереди ещё пять с половиной часов полёта. А перед глазами, стоял на мостике за штурвалом, тот самый бесстрашный, отважный Капитан, с надвинутой поглубже на переносицу, капитанской тужуркой с дубами, и взгляд его устремлен далеко за горизонт. И мой взгляд тоже устремляется вдаль за горизонт, навстречу восходящему солнцу. У каждого свой Шторм. У каждого свое Время летать!

 27.01.2018

Ваша оценка:
(Нет голосов)

Возврат к списку


Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение