20.08.2018 10:03:00 "Денег тю-тю" История о том, как участники боевых действий обивают пороги

15 февраля 2018-го года исполнилось 28 лет со дня вывода советских войск из республики Афганистан. Для Петра Синькова - председателя общественной организации "Союз ветеранов и инвалидов Афганистана",  афганская военная кампания стала настоящей школой жизни.

20.08.2018 09:06:00 "Крыша едет - дом стоит" Где в Черногорске небезопасно жить

Многодетная семья начала лишаться потолка. В прямом смысле этого слова. После продолжительных ливней в квартире посыпалась штукатурка и обнажились гнилые потолочные балки, грозящие вот-вот рухнуть на головы своих хозяев

Баннер1




В 2014 году в России разработали законопроект об ограничении доступа иностранных производителей на местном рынке. Особенно ощутимо это ударило по отечественному здравоохранению. С введением эмбарго на ряд лекарственных препаратов и зарубежного мед.оборудования, очень скоро пришлось расписаться в собственной несостоятельности. Импортозамещение остро поставило вопрос качества отечественного производства. По сути, нас лишили эффективных аналогов, предлагая взамен сэкономить на здоровье и лечиться сомнительными дженериками «кустарного» производства. 

Дело в том, что если у нас есть как минимум два аналога зарубежного препарата, импортное лекарство больше не сможет участвовать в торгах и попасть к нам на рынок, а значит и в больничках его заменят на «что-то другое», местное. Скажите, местное – не всегда плохо? К сожалению, практика показывает, что в медицине – почти всегда. 

- Еще в прошлом году вместо немецкого Литрозола, нам начали выписывать российский аналог. Он порядком дешевле, да и по качеству хуже. Мне от российского аналога всегда было плохо: тошнота, головокружение. Наши препараты не лечат, а калечат еще больше. В онкологии мне даже врачи порекомендовали не употреблять отечественное лекарство, приходится отдавать по каждый месяц почти по 3 тысяч рублей и покупать тот Литрозол, который мне жизненно необходим, - рассказывает онкобольная Татьяна из Черногорска. 

Благотворительные организации уже бьют тревогу о том, что подобная «инициатива» парламентариев может погубить тысячи людей. Но такова суровая арена политических битв. А мы, народ, как исправные гладиаторы, можем лишь достойно и даже порой зрелищно сражаться за свой глоток воздуха, кусок хлеба и жизнь с иллюзией свободы. 

- У меня случаются приступы мерцательной аритмии, таблетками снять приступ получается не всегда, приходится вызывать скорую. Раньше врачи делали уколы французским препаратом Кордарон, сейчас используют российское лекарство, которое буквально «сжигает» вены и роняет давление до критической отметки. Восстановление проходит дольше и тяжелее. Стали покупать Кордарон сами, в аптеках, однако в последнее время оно исчезло с прилавков, - сетует жительница Абакана Ирина. 

Да, говорят, что нужно развивать собственную конъюнктуру и конкурентноспособность, что Россия ежегодно приносит фармацевтическим компаниям тем же США по 50 миллиардов рублей чистой прибыли. И если рассмотреть ситуацию с другой стороны, это наш шанс вывести экономику на реально новый уровень, стать более независимыми и успешными. И что не маловажно – оставаться здоровыми. НО. Нам, как тому танцору, постоянно что-то мешает. А именно – всё те же интересы лёгкой прибыли и скорой наживы. Попробуем разобраться в азах.

Что нужно для полноценного качественного препарата? Всего три, как утверждают специалисты,  ключевых момента: сырьё, технологии и исследования. Зачастую, при производстве нашего дженерика с тем же базовым веществом и строжайшим соблюдением дозировки, экономят на качестве носителя и оболочки. А это уже значительно влияет на скорость, степень усваиваемости и показатели выведения действующего вещества из организма. Но что ещё хуже, примеси в плохо очищенном носителе могут вызывать незапланированные побочные эффекты. К тому же, компании-разработчики указывают в патенте лишь общую схему производства, а «секреты» тщательно охраняют. 

 Сейчас производить собственные субстанции России обходится дороже, чем везти их от соседей. Сырье изначально приобретается не лучшего качества, а учитывая, что на отечественных предприятиях проблема очистки препаратов стоит достаточно остро, качество покупных субстанций в ходе производства и подавно лучше не становится. В технологиях та же утопия. В большинстве случаев речь идет об устаревшем и изношенном оборудовании, в которое никто давно не вкладывал денег. При этом российское производство такого оборудования практически отсутствует, и здесь опять же речь идет о закупках его за границей, что в условиях кризиса и бесконечных колебаний, делает его модернизацию совсем не выгодной для фармкомпаний. 

И, наконец, исследования, доказывающие эффективность и безопасность препарата. В России такие испытания проводятся, но налаженной системы, как в развитых странах, у нас пока нет. И вряд ли очень скоро появится. Вывод: а впрочем, делайте его сами. Прогнозы на улучшение ситуации не то, что весьма осторожны, их даже не берутся делать. 

Вот, к примеру, что ответили нам в пресс-службе Минздрава РХ, - «Оценить эффективность конкретных российских аналогов зарубежным оригинальным препаратам возможно только по результатам клинических исследований». 

То есть время, как говорится, покажет. Но кто из нас захочет рисковать? Ведь мы говорим не о средстве от насморка или каплях для глаз.. Мы говорим о препаратах, от которых зависят жизни людей. И вряд ли найдутся желающие экспериментировать на себе или своих детях. На случай, если «что-то пойдёт не так», добавили специалисты Минздрава, - у нас есть Росздравнадзор, на который возложены полномочия по федеральному госнадзору за качеством лекарственных средств и здравоохранения в целом, туда и следует обращаться. Лишь бы – поздно не было.. 

А вот как на сей счёт высказывается  эксперт фонда помощи людям с БАС и другими нейромышечными заболеваниями «Живи сейчас», врач-пульмонолог Василий Штабницкий:

- У нас в стране уже несколько лет действует правило, что при тендере на закупку лекарств побеждает самое дешевое. То есть фактически государство уже давно не закупает американские и европейские оригинальные лекарства, а использует более дешевые аналоги. Уже во времена акта Магнитского в России ввели «антисанкции», тогда хотели полностью запретить зарубежную медицинскую технику, но общественность отстояла этот пункт. В любом случае, сейчас, если отечественный производитель предлагает более дешевый, но, как правило, менее качественный антибиотик, то он побеждает в государственных закупках. Так что сейчас в российских больницах, как правило, нет оригинальных, качественных и, соответственно, дорогих антибиотиков. Есть антибиотики российского, китайского и индийского производства. Но у людей должно быть право на приобретение тех лекарств, которые они хотят приобрести. Совершенно несправедливо, не этично и, на мой взгляд, незаконно лишать их права покупать более качественные препараты

Теоретически, за нами оставили право выбора. На деле – всё печально. И желая купить качественный оригинал, повсеместно наталкиваешься на его недоступность как в аптеках, так и у оптовых поставщиков. Тем временем, наши дальновидные «законотворцы» и прочие антинародные вредители, предпочитают лечиться, учиться, жениться и вообще радоваться жизни где –нибудь за океаном. Патриотично умирать от нехватки нужных медикаментов, ещё никто из них не собрался. Но почему-то именно на это они обрекают тысячи своих соотечественников. А пока нам остаётся лишь внимать этим дядечкам в солидных костюмчиках, что и у нас всё будет. Но это не точно. А так хочется верить! А ещё взять, да и дожить до этого счастливого момента! 

Берегите себя и своих близких.

Елена Чинати

Ваша оценка:
(Нет голосов)

Возврат к списку


Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение