Коротко

На «1 канале» постучали в хакасский бубен

21.10.2013 14:45:55

"Правдометр"





Позвонили с 1 канала, программа «Участок». Говорят, делаем передачу о слухах вокруг Саяно-Шушенской ГЭС. Мол, не могли бы принять участие? «Нет, - ответил, - не могу. Чем дело закончится - ясно изначально. Обсуждения проблем не будет, выставите паникерами и тем самым дискредитируете всех, кто пытается самостоятельно анализировать ситуацию на станции». Если бы эта мысль сопровождала меня и дальше…

Тот разговор закончился рекомендацией пригласить кого-нибудь из муниципальных СМИ, знающих все и о панике, и о слухах, и о тайных шаманах. Спустя 4 дня звонят вновь: «Нет, Михаил, у Вас будет достаточно времени, чтобы выразить свою точку зрения. Никто мешать не будет, говорите все, что считаете необходимым. Если Вы занимаетесь этой проблемой, то просто обязаны довести свое видение ситуации до людей». Вновь отказался, но спустя сутки был разговор уже с шеф-редактором программы.

«Понимаете, - говорит она, - вам будет выделено достаточно времени, чтобы рассказать все, что считаете необходимым. А главное, ведь камеру не обманешь! Она передаст все ваши эмоции, покажет, искренность ваших аргументов. Приглашаем 16 июня. Это единственная возможность донести ваши аргументы всей стране». Посоветовался с коллегами, передал слова шеф-редактора. Решили, как знать, а вдруг повезет. И… повелся. Потому что даже и представить не мог, что будет уж совсем грубая подстава. Ну, будут давить на паникерство, однако ответить же я смогу.

Казалось, что 16 июня можно будет сделать две важные вещи. К митингу сделали все, что должны были сделать. Снимать оставался брат и кум. Единственное, что терял – участие в митинге. В аэропорту встретились с Борисом Немцовым. Быстро переговорили. И на этом же самолете я полетел навстречу своему позору. Вместе с шаманом Субаи (Валерий Николаевич Чебочаков).

В Останкино вновь переговорили с шеф-редактором. Вновь заверила, что времени будет дано достаточно. При мне разыграли комедию со звонком редактору (уже другому), которая убеждала по телефону собеседника, что журналист не распространяет слухи, а пишет правду. Вели какие-то житейские, панибратские разговоры. К эфиру я подготовился тщательно. Прилетел с кучей бумаг. Сказали, что с бумагами в студию нельзя. Да они мне и без надобности. Для того и вез, чтобы документально подтверждать свои слова сомневающимся. Подборку просит подарить актриса из Саратова (она участвовала в программе перед нами, но также на тему слухов). Попросила написать свой адрес и телефон, чтобы она, изучив материалы, могла написать мне письмо. Тема ей кажется очень важной.

Выступать (доводить свою точку зрения до страны) мне доверили первым. В студии ведущая сразу взяла быка за рога: «Вы распространяли слухи?» «Нет, - говорю, - не я». «А кто?» – вновь вопрос. «Мое личное мнение – это дело рук пиарщиков». И с этого момента начался расстрел в упор.

Первой вышла напротив сенатор от Хакасии Валентина Петренко. Сразу заявила, что распространение слухов – явно дело рук неких структур и хочет того Михаил или нет, он играет им на руку. Я нетерпеливо ждал, когда она закончит свой монолог. Ответ на вопрос, каким структурам это выгодно у меня был.

Кто заявлял об абсолютной безопасности СШ ГЭС в период обледенения? «Русгидро». Кто позже на международной конференции по сути опроверг это? Ростехнадзор России (была угроза, но к счастью, обошлось). Вот мне бы и хотелось более серьезных аргументов, чем «к счастью обошлось». Так каким структурам было выгодно лгать? Ведь надо надеяться, что мне дадут это сказать... Пиарщики крупной госкомпании, сенатор, да еще на государственном телевидении. Им лучше знать, как действительно обстоят дела.

Один за другим выходили эксперты «Русгидро» и напрямую говорили, что мои фотографии опустевшего района, где сам живу есть провокация паники среди населения. Возможно, Михаил этого не хотел, но факт остается фактом. А человек видит то, что хочет видеть. К ним присоединился (просто встал и подошел к обличающим меня экспертам) какой-то участник программы, вроде как выступавший в защиту собственного мнения. Я постоянно пытаюсь ответить на их аргументы, поднимаю руку, но ведущая то отворачивается, то смотрит, словно, сквозь меня. Все уже становится понятно, но все еще верю, что мне дадут хотя бы минуту на ответ. Эксперты обсуждают мое поведение, о том, что в интернете паника, что те же фотографии и есть провокация и т.д. и т.п.

Тут мне дали слово: «Во сколько Вы делали эти снимки?» «Около 11 часов», – отвечаю и тут же пытаюсь поправиться, что около 11 часов вернулся со съемки. Но уже поздно. Ведущая отворачивается и, словно, не видит моих знаков, что я хочу поправиться, ответить на все аргументы, если уж не до моей точки зрения. Ведущая с пониманием смотрит на сенатора Петренко, которая говорит, что в этот день она была в Абакане и до четырех утра видела молодых людей, гуляющих и радующихся первому теплому дню. Я время от времени поднимаю указательный палец, чтобы мне, наконец, дали ответить на все это. Но меня словно нет. Все-таки протискиваюсь: говорю, что не ходил по городу до четырех утра, снимал в своем районе. Опять обрывает ведущая.

Тут, наконец, приходит самая верная мысль с момента входа в Останкино: «Обоср... Вот и стой». Но внутри все бурлит, пытаюсь поверить, что вот только сейчас мне дадут слово и уже заткнуть себя не дам. Приглашают шамана Сабуи. Спрашивают, что он думает о состоянии СШ ГЭС. Валерий говорит, что он на месте «работал». Ведущая уточняет «работал – это что именно?». Он вновь начинает говорить о людях с неординарными способностями. Видимо, теряет мысль о том, что надо объяснить о «работе». Вновь говорит, что «работал» на месте. Рассказывает об общении с духами, что его коллеги так же были на месте (до этого прокрутили известный ролик шаманов у СШ ГЭС).

Неожиданно начинает вступаться за меня, за то, что сейчас тут обо мне говорят. Я пытаюсь вклиниться уже вслед за его речью. Только открываю рот, ведущая объявляет показ ролика – интервью с Валентином Стафиевским (ранее он сказал, что не было угрозы «масштабной катастрофы» сразу после аварии на СШ ГЭС, что опровергло утверждения о том, что воду из машинного зала можно было спустить перекрытием водосброса, тем самым спасти выживших). Стафиевский говорит о надежности плотины как технического сооружения. Нет сомнений, уже внутренне готовлюсь к ответу, в идеале она надежна. Но как Стафиевский объяснит сброс более 5 тысяч рекомендованных кубов воды в водобойный колодец после 8 месяцев эксплуатации? Как он объяснит фонтаны воды выше машинного зала при нынешнем сбросе? И многое другое. Казалось, замаячил шанс поговорить по делу, зацепившись за Стафиевского.

«Вы верите этому эксперту?», – спрашивает ведущая. «Этому да, - отвечаю. - Однако на станции есть другой эксперт – Стефаненко, - в безнадежной попытке пытаюсь завести речь о нынешних проблемах СШ ГЭС, - и он…». Ведущая меня обрывает и смотрит, словно на прокаженного: «Я рада, чтобы понять это, вам пришлось приехать в Москву на 1 канал». Занавес. Следом прокрутили ролик с мнением жителей Абакана о том, что «Зимин обещал, что все будет хорошо» и о том, что «паника» – это кому-то выгодно. Выступила девушка, жительница Саяногорска, сказав, что в городе все уверены в абсолютной безопасности СШ ГЭС.

Шамана Сабуи просят провести обряд и «защитить всех присутствующих от проблем на СШ ГЭС». Валерий пытается отказаться, объясняя тем, что для обряда у него не достаточно необходимых вещей, что одеяние и бубен – не все рабочие орудия шамана. Ведущая напоминает: Вы обещали. Сабуи соглашается.

Конец. Обсуждение проблем СШ ГЭС закончилось шаманским обрядом. И выводом на чистую воду главного паникера.

Напоследок нам с Валерием сказали, что летим мы обратно из аэропорта Домодедово. Увозил в аэропорт нас известный журналист с другого телеканала. Глянув в бумаги (на английском языке, к электронному билету), сильно рассмеялся: оказывается, улететь мы должны были с Шереметьево. В бумагах было написано «SVO», что означает аэропорт «Шереметьево». Нам же буквы «SVO» ни о чем не говорили. Улетели бы, ага.

Выслушав историю произошедшего, коллега с другом рассмеялись еще больше: парни, это же телевидение! Меня успокоили тем, что я точно не последний. Когда по всему лесу расставлены силки, то севшая на землю птица, обязательно окажется в западне. А называется это просто: Не повезло. Ты, со своей работой, всегда будешь в дерьме. Когда в него попадешь, знать не можешь. В следующий раз просто позвони и проконсультируйся.

Ну что же, попал как кур в ощип. Как не парадоксально, увидев все собственными глазами, шаман Сабуи переживал не меньше моего. Его оценка проста: сделали козла отпущения. В аэропорту позвонила та женщина из Саратова: « Михаил, ну что же вы стушевались?». «Ну, Вы же сами видели, что мне слова не давали сказать, просто расстреливали и ответить не давали». «Да я видела, - говорит. - Только одно хочу сказать: не сдавайтесь уж тогда. Я изучаю Ваши бумаги, это все надо было обязательно рассказать. Я вам напишу». Ну, хоть кто-то в Останкино увидел очевидное о СШ ГЭС – подумалось мне.

Вообще, виноват во всем только я сам. Надо быть совсем наивным, чтобы поверить в то, что на 1 канале тебе действительно дадут рассказать о своих аргументах. Опыт, как говорится, - сын ошибок трудных.

Что ж, смотрим самую честную программу «Участок» (где каждый может свободно выразить свое мнение) на самом объективном 1 канале. Всей страной смотрим…

Михаил Афанасьев

Ваша оценка:
(Нет голосов)

На главную


Комментарии сайта
Комментарии вКонтакте
Комментарии facebook
Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение
 
На «1 канале» постучали в хакасский бубен