Коротко

Сибирь в августе 1991.

16.10.2013 14:46:27
Сводка
Сводка

"Правдометр"





Вернувшись из очередной командировки в войска (возглавлял комплексную группу по проверке состояния воинской дисциплины в частях гарнизона «Сибирский», что находился на Алтае), зашёл с докладом к Члену Военного Совета – Начальнику Политического Управления СибВО. Генерал-майор Ильин О.П., выслушал мой доклад с каким то, не свойственным ему невниманием. Коротко заметил:

- Хорошо. И без всяких объяснений продолжил:

- Отпуск придётся отложить на какое-то время.

Было это, как сейчас помню,- 29 июля 1991 года…

…Ситуация в войсках округа к тому времени была относительно спокойная, войска округа занимались плановой боевой и политической подготовкой. Внешне каких-либо признаков грядущих перемен видно не было. Округ внутренний, почти на 80% состоял из частей сокращённого состава и частей «кадра».

Но уже в штабе округа в то время среди офицеров шли разговоры о недовольстве Горбачёвым и о якобы готовящемся Пленуме ЦК КПСС, на котором будут решать вопрос об отставке Горбачёва.

Сам был участником такого разговора между первыми секретарями краевых и областных комитетов территорий, входивших в состав Сибирского военного округа. Было это в дачной резиденции Командующего войсками Сибирского военного округа в Ельцовке.

Перед очередным заседанием Военного Совета округа, в резиденции Командующего войсками СибВО (в то время генерал-полковник Пьянков Б.Е.) собрались практически все первые секретари краёв, областей и двух автономных республик (Тувинская и Хакасская) Сибири. Играли в «американку», курили, пили кофе с коньяком и обсуждали ситуацию в стране. Как сейчас помню резкие слова в адрес Михаила Горбачева из уст первых секретарей Кемеровского обкома КПСС Мельникова А.Г и Шенина О.С.- Красноярский крайком КПСС. Обвиняли его (М.Горбачева) в непоследовательности и трусости. Часто вместо фамилии звучали определения типа «болтун», «меченный» и что-то ещё в этом роде.

Критиковали за беспринципность в оценке событий происходивших в Ереване, Тбилиси, Прибалтике. Роптали по поводу какой-то «секретности» от членов ЦК в подготовке и планируемом подписании Союзного Договора. Шли разговоры о том, что Союзный Договор в лучшем случае подпишут только шесть из 15 республик СССР. После совместного заявления руководителей 9 республик в Ново-Огарёве стало ясно, что сохранить СССР в прежнем составе не возможно, что и явилось по официальной и общепринятой версии, основной причиной попытки августовского(1991) путча.

После 12 июня 1991 г., когда Б.Ельцин одержал убедительную победу на выборах Президента РСФСР, недовольство М. Горбачёвым уже было не скрываемым. Не только в партии, но и в армии нарастало недовольство. Втянутая в глубокие структурные трансформации (реформы) как следствие реализации горбачёвской «политики нового мышления», затеянного процесса разоружения и принятия «оборонительной доктрины», армия бродила и сопротивлялась этим «реформам». И особенно противодействовал этому генералитет. Сокращение генеральских должностей, перспективы увольнения из рядов Вооруженных Сил, в момент, когда набирала обороты «конверсия оборонно-промышленного комплекса» (теперь то мы знаем, что это такое) для многих из них означало устранение от дележа «наследства» ВС СССР.

… Косвенно можно было сделать вывод о том, что не всё благополучно в «нашем царстве-государстве» и по таким моментам, как распределение автомобилей и других «дефицитов» того времени. В то время я к основной своей должности начальника отделения – зам нач. отдела ПУ СибВО имел ещё и общественную должность – заместитель Председателя Комитета Народного Контроля округа. Поэтому имел возможность самолично убедиться в алчности очень многих высокопоставленных генералов. Фамилии и должности их не называю по одной простой причине: чего воздух то сотрясать через двадцать лет?

Да и тогда я не молчал, а говорил об этом в слух и публично, но…в тех условиях уже вирус «потребительства» поразил очень многих моих сослуживцев.

… Следует отметить, что абсолютно большинство армейских офицеров вело себя в это время достойно и в целом, не понимая всех тонкостей и хитросплетений происходящих событий, интуитивно чувствовало, что нужны перемены, надо наводить порядок и в армии и в стране. Надо менять погрязший в коррупции, возросшей в период ликвидации групп советских войск за рубежом до неприличных масштабов, генералитет. Многие из нас понимали, что сокращение генералитета политически верный шаг и считали, что даже с нравственной точки зрения – это правильно. Советский генералитет был самым обеспеченным (за редким исключением) на тот момент в имущественном плане и с точки зрения социальной, достаточно по тому времени защищён.

Кроме того, сокращение значительной части генералитета и генеральских должностей по определению должно было бы пройти безболезненно и открывало для многих толковых молодых офицеров перспективу роста, в том числе и с частичным решением жилищного вопроса для многих их них. Не секрет, что многие генералы имели по две квартиры – по месту службы и по месту постоянной прописки семьи. Ну и расточительно для будущего армии увольнять 35-40 летних старших офицеров.

…Ещё одной из примет грядущих катастрофических перемен следует считать циничную критику советского образа жизни и оголтелую пропаганду демократических свобод и ценностей, преимуществ западного образа жизни. Особенно эта работа активно велась среди интеллектуальных слоёв общества. В то время я жил в новосибирском Академгородке и там это было очень заметно. Каждый вечер митинги, сходки, выставки, в том числе и в Доме учёных СО АН СССР. Студенты, аспиранты, «эсэнэсы» и «эмэнэсы», профессура, академики, да и те же строители и другой люд рабочих профессий, в условиях тотального дефицита и повсеместных очередей, стали благодатной почвой для сеятелей буржуазных ценностей.

Как я уже сейчас понимаю, в армейских подразделениях, частях и соединениях шла очень активная «работа» по расшатыванию дисциплины и порядка, моральному разложения подразделений. С каждым периодом призыва (призыв осуществлялся два раза в год – весной и осенью) качество призывного контингента было всё хуже.

Военные комиссариаты регистрировали в это время наибольшее число уклонистов, росло число дезертиров. Среди дезертиров были даже офицеры и, довольно высокого ранга - уровня командира полка. Старшие офицеры, служившие в Советской Армии в тот период, помнят дезертирство командира 244 гв. МСП 27 гв. МС дивизии в ЗГВ (бывшая ГСВГ). Да разве он один?

Выросло значительно количество преступлений и происшествий. У меня сохранились данные за 11 месяцев 1990 г. по частям строительного управления СибВО. Не буду утомлять подробным анализом, но скажу, что рост по сравнению с 11 месяцами предыдущего 1998 года составил по происшествиям – 23%, по преступлениям – 35%, по погибшим – 19%.

А вот ещё одна немаловажная деталь. К 1991 году была сокращена единственная, относительно полнокровная 85 мотострелковая дивизия, дислоцировавшаяся в г. Новосибирске.

Мало того к этому же времени была уничтожена Красноярская РЛС, ликвидирована заполярная РЛС (система «Вега» - целая дивизия ПВО). Сегодня всё чаше просачивается информация, о так называемых загоризонтных РЛС, но тут однозначно можно сказать, что конкретности и официальности – ни какой. Тема очень интересная и, думаю, что и её «пропашут».

Однако больше всего мне в те годы(1988 – 1991), при дефиците союзного бюджета, постоянном обеднении масс, росте цен на продукты питания и резком падении цен на нефть, непонятным было так называемое переоснащение ракетных дивизий стратегического назначения. Под предлогом повышения мобильности и достижения скрытности при выдвижении на стартовые позиции, маскировки от «засечки» американскими космическими аппаратами стали «переоснащать» три из пяти, дислоцировавшиеся на территории Сибири дивизии стратегических ракет. Смысл всего заключался в том, чтобы «вытащить» ракеты из шахт и поставить их на железнодорожную платформу. Строились специальные депо и формировались мобильные «ракетные поезда». В готовом виде я ни одного такого «состава» не увидел, хотя был непосредственно причастен к выполнению этой государственной задачи. Не слышал я о них и позже.

…За пять лет до описываемых событий в июле 1986 года, опять же во время отпуска, который проводил на Черноморском побережье Кавказа в Сухумском военном санатории, всей семьёй стали очевидцами первого грузино-абхазского конфликта, возникшего из-за преобразования филиала Тбилисского государственного университета в Абхазский государственный университет… 

Горящие машины и отдельные здания, бегающие по г. Сухуми обезьяны, покинувшие свои клетки по понятной причине. Замершая экономическая жизнь, прерванный поток отдыхающих и туристов, резко упавшие цены и всё, что принято называть «хаосом».

Этот мой личный опыт увиденного и пережитого в то время в Абхазии, подсказывал мне, что и весь Союз ССР, через пять лет стал столь же взрывоопасным. Исходя из этого неоднократно в публичных выступлениях, совещаниях, а потом и дискуссиях, митингах, «круглых столах», инструкторско - семинарских занятиях с журналистами, пишущими на военные и военно-патриотические темы настойчиво повторял и призывал быть предельно внимательными и осторожными, учитывать роль и значение национального фактора в сложившейся ситуации, особенно когда речь идёт о многонациональных воинских коллективах.

… В таких условиях была предпринята попытка августовского путча. Много говорилось и писалось о бездарности и трусости организаторов августовского переворота. Я могу добавить, что были втянуты и руководство военных округов в этот замысел. Мало того, в округах были отработаны соответствующие планы, где - то, наверняка, и какие то документы сохранились. Скажу, что лично я имел задачу по определённому сигналу «курировать» захват издательско-редакционного комплекса «Советская Сибирь».

Лично у меня до сих пор храниться экземпляр «Постановления Государственного комитета по чрезвычайному положению» из 16 пунктов. Берегу и пожелтевший от времени Пресс-релиз от 21 августа. Вот что в нём писалось по состоянию на 12ч.40 мин. (полагаю время – новосибирское, авторство не могу сейчас установить):

«Сегодня ночью перед зданием Верховного Совета России в Москве произошло столкновение между пикетчиками и войсками. Есть убитые и раненные. В настоящий момент войска уходят из Москвы. На сторону народа утром перешли более 10 танков Кантемировской дивизии, курсанты. Десантная Витебская /Афганская/ дивизия поддалась на уговоры народных депутатов и не вошла в Москву. В Москве строятся баррикады, идёт подготовка к всеобщей стачке. Во всех республиках сохраняется законная власть.

Павлов после очередного сердечного приступа находится в реанимации. Язов подал в отставку. Главными зачинщиками заговора называют Павлова и Лукьянова.

В Москву прилетели добровольцы для защиты законной власти.

По непроверенным данным, Горбачёв выступил по любительскому радио (из Фороса – А.Ш) и передал полномочия Президента и Главнокомандующего Ельцину, Назарбаеву и Кравчуку. По заверению лечащего врача Горбачёва ещё 18 августа он чувствовал себя хорошо.

14.30.

Верховный Совет России начнётся в 12-00 московского времени. Борис Ельцин издал указ о всеобщей политической стачке.

Местные новости

Телевизионщики вывозят аппаратуру. Школы ДОСААФ закрыты и опечатаны радиостанции ДОСААФ по распоряжению Областного Совета ДОСААФ…»(Сохранена орфография подлинника – А.Ш.).

К чести Военного Совета Краснознамённого Сибирского военного дело до вывода войск на улицы сибирских городов не дошло. Да и не реальная, в тех условиях, стояла задача для округа, где единственными полнокровными с точки зрения укомплектованности частями были части военных строителей, которые кроме лопаты, другого оружия в руках не держали. Дальше нет смысла развивать мысль о том, что нужно было из запаса призвать и отмобилизовать личный состав запаса, который к тому времени был по своему качеству не пригоден для выполнения столь специфических задач, как усмирение протестующего народа. Вот если бы сибирякам обозначили внешнего противника, тут бы за ними не «заржавело».

Оценивая сегодня события двадцатилетней давности, невольно напрашивается вывод о том, что и Ново-Огарёвское заявление 9-ти, и горбачёвское сидение в Форосе, и намеченное на 30 августа подписание шестёркой бывших республик Союзного Договора и ГКЧП во главе с Янаевым - это большой спектакль, поставленный одним и тем же режиссёром. И не могу никак избавиться от этой мысли. Хочу и не могу.

Анатолий Шишков

Фото из личного архива автора


Ваша оценка:
(Нет голосов)

На главную

(Нет голосов)

Комментарии сайта
Комментарии вКонтакте
Комментарии facebook
Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение
 
Сибирь в августе 1991.