Коротко

Аршановский карьер - расплата за притеснение хакасов

16.10.2013 14:44:33
Житель Аршаново
Житель Аршаново

"Правдометр"





Георгий Алахтаев, который хотел выступить на сельском сходе, после демонстрации такого категорического единодушия, отказался от своего слова и уехал.

Несколько дней назад группа представителей хакасской интеллигенции начала собирать подписи под обращением, в котором планы разработки угольного месторождения были оценены как

угроза существованию хакасского народа:

«Мы обращаемся к Вам в силу неразрешимости проблемы вокруг угольного разреза «Аршановский», который планируется разрабатывать на территории республики в Алтайском районе в границах поселений (Сартыково, Хазыл-Салда, Аршаново, Шалгиново, Чаптыково, Куйбышево, Кайбалы), где основную часть населения составляют коренные жители. Территория угольного разреза находится на плодородных пастбищно-кормовых угодьях, а также уникальном природном массиве именуемом «Урочище Сорокаозерки», включающее в себя основные охотничьи и рыболовные угодья республики. Ведь даже в многонациональной Хакасии, из всех пригодных для проживания земель, Хакасы, как коренной этнос, занимают небольшую площадь. И если начнется разработка угольного месторождения, будет полностью безвозвратно утрачена экосистема Койбальской степи и Хакасии. А коренные жители потеряют многовековой уклад, что приведет к обнищанию и, как следствие, исчезновению хакасов», - говорится в этом обращении.

Иными словами,

под угрозой уничтожения оказался тот уголок Хакасии,

который до сих пор не затрагивался никаким промышленным освоением, где хакасы могли жить привычным бытом и поддерживать свою традиционную национальную идентичность.

Наступление на хакасов

Если посмотреть широким взглядом, то становится очевидным, что явочное наступление на хакасов в Хакасии продолжается своим чередом,

несмотря ни на какие заверения.

Было закрыто хакасское издательство «Айра», закрыты десятки сельских школ и единственная в республике хакасская основная школа № 28. Причем все старались делать вид, что

закрытие национальной школы - это нормально.

Правда, в апреле 2012 года глава Хакасии Виктор Зимин собрал большой круглый стол, на котором

сказал немало теплых слов в адрес хакасского языка,

пообещал государственный контроль за развитием языка, его преподавания и изучения, и даже поддержал идею создать рабочую группу по сохранению и развитию хакасского языка в рамках Совета по экономическому развитию. Если читать стенограмму выступления главы республики, то слезы на глаза наворачиваются: надо же, спустя столько лет власти обратились, наконец, к хакасскому языку....

Однако, радоваться рано.

Мы уже прекрасно знаем, что это за инструмент такой - рабочие группы, на примере уже созданной и даже успевшей прославиться рабочей группы по развитию гражданского общества.

Это способ потопить проблему в болтовне,

уйти от принятия каких-либо действенных мер, поскольку у подобных групп нет никаких полномочий. Действительно, как показала последующая практика, заседания группы превратились в заслушивание докладов. К примеру, на третьем заседании этой группы выступила заместитель Министра национальной и территориальной политики Республики Хакасия Лариса Анжиганова, которая поведала о «новейших предложениях» от общественности: «... обязать печатные издания и телерадиокомпании выпускать часть своих передач и тиражей на хакасском языке; обязать местных товаропроизводителей дублировать названия своей продукции на хакасском языке; принять закон Республики Хакасия о хакасском языке, как об исчезающем языке по классификации ЮНЕСКО». Все это - вовсе не открытие какое-то, а

давно назревшие и перезревшие мероприятия, которые нужно проводить в жизнь самым неотложным порядком.

Уже только доклад Анжигановой показывает, что все эти инициативы так и останутся пустыми разговорами. Для решения проблем хакасов вовсе не требовалось создавать какие-то рабочие группы. Есть же Министерство национальной и территориальной политики РХ. Достаточно было отдать его распоряжение

активно заняться хакасскими делами и выделить финансирование от республиканского бюджета.

Зимин мог это сделать одним росчерком пера под соответствующим распоряжением. Но этого он не сделал, а устроил шумную акцию на публику.

Сам по себе круглый стол был посвящен презентации нового института - Института гуманитарных исследований и саяно-алтайской тюркологии (ИГИСАТ) ХГУ, который был создан на базе Инстита саяно-алтайской тюркологии (ИСАТ). Перелицованный институт стал работать с 1 марта 2012 года. Казалось бы, сделано полезное дело если присмотреться внимательнее, то это политика разрушения научного центра изучения хакасского языка изнутри. Уже на первом этапе работы этого института,

темы, прямо не связанные с хакасским языком, получили доминирование.

Теперь институт работает по темам: «Теория языка», а также «Сравнительно-историческое, типологическое и сопоставительное языкознание». Такие широкие формулировки позволяют в течение буквально нескольких лет в корне изменить направления работы института, а потом, после очередной реорганизации, окончательно избавиться от «саяно-алтайской тюркологии» и от хакасского языка вообще.

Потому в сладкие слова Зимина о поддержке хакасского языка совершенно не верится. Если язык хотят поддержать и возродить,

то усиленно открывают новые школы, печатают литературу, создают и укрепляют специализированный институт,

не имеющий никаких побочных задач и тематик.

Теперь, как раз в те дни, когда Зимин говорил теплые слова в адрес хакасского языка,

решалась судьба Аршановского участка Бейского месторождения,

затрагивающего, пожалуй, главный район проживания хакасов в республике. Тендер состоялся и компания готовится к геологоразведочным работам. Карьер

уничтожит сразу несколько хакасских аалов

на правом берегу Абакана, и вынудит жителей других окрестных аалов переселиться, поскольку добыча угля приведет к сильному загрязнению и невозможности ведения сельского хозяйства. Зимин, провозгласивший было политику поддержки хакасского языка, практически ничего не сделал для того, чтобы отвести эту опасность от хакасов, проживающих в этом районе.

Можно собрать еще немало примеров того, как зажимаются и ущемляются хакасы. Это и проблемы отдаленных поселков, это и негативное влияние разработок полезных ископаемых, это и лесные пожары

и варварские вырубки кедра.

После всего этого можно сказать, что хакасам не осталось даже маленького клочка земли на их собственной родине, откуда их не гонят. После всего этого совершенно очевидно, что слова Зимина о хакасском языке - это только лишь слова, пустое сотрясение воздуха.

Водичку с углем не хотите ли?

Очевидно, столь большое спокойствие по поводу судьбы хакасских аалов среди официальных лиц в Абакане, было связано с тем, что они привыкли относиться к хакасским проблемам,

как к далеким, которые их впрямую не касаются.

Отсюда и стремление всегда и везде пожертвовать

именно интересами хакасов.

Пока что было так. Но случай с Аршановским карьером может в корне поломать эту тенденцию.

В Абакане совершенно напрасно полагают, что добыча угля их не затронет.

Мол, далеко, 50 километров от столицы, чего беспокоиться? Вот от черногорских шахт и Изыхского разреза, которые расположены не дальше, никаких особых проблем не возникало. Но Аршановский разрез будет серьезнейшим образом отличаться от Изыхского.

Вообще, проект разработки этого месторождения угля крайне сомнительный.

Заболоченная пойма Абакана, значительное понижение, связанное с древним руслом Енисея, близкое расположение грунтовых вод, которые, очевидно, дренируются из русла Енисея (древнее русло примыкает к современному немного ниже Саяногорска и пролегает к улусу Аршаново в виде характерного понижения). Это означает, что карьер, даже если его и построят, будет постоянно заливаться водой из водоносных горизонтов, пополняемых из Енисея и Абакана. Это означает, что потребуется откачивать от карьера миллионы кубометров воды, смешанной с частицами угля, и куда-то ее девать.

Вот в этом и состоит отличие действующего Изыхского карьера от проектируемого Аршановского. Изыхский карьер находится на горке, вдалеке от рек и потому грунтовыми водами затапливается сравнительно немного. Тогда как проектируемый Аршановский карьер будет находиться в пойменной низине, в непосредственной близости от Абакана и его притоков, да еще в месте древнего русла Енисея, пачки рыхлых отложений, пронизанных водоносными горизонтами.

В огромную яму вода будет идти просто непрерывным потоком.

Обычно воду из карьеров сбрасывают в специальные шламонакопители, где откачанная вода отстаивается и частицы угля осаждаются. Такую воду можно использовать для технических нужд. Но это когда приток воды сравнительно небольшой. Но в проектируемом Аршановском разрезе воды будет много, и эту проблему шламонакопителями решить не получится. Скорее всего, откачанную воду будут

просто сбрасывать в реку Абакан,

и вся эта вода вперемежку с угольными частицами река понесет мимо Абакана в Енисей.

Что это означает? Что вода с угольными частицами и растворенными в ней веществами (уголь месторождений марки ДГ, с выходом летучих веществ более 42% частично растворимых в воде, таким как фенолы и бензолы) попадет в водозаборы Абакана и Черногорска, которые расположены как раз на Абакане. Помнится, после аварии на Саяно-Шушенской ГЭС даже специально отмечалось, что токсичные масла, вытекшие из разрушенной станции, не угрожали водозаборам этих двух городов. Теперь им угрожает проектируемый угольный карьер.

Так что проблема Аршановского карьера затронет

не только хакасов, и вообще всех жителей Абакана и Черногорска.

С этим карьером им неизбежно придется пить загрязненную воду.

Нужно технически приемлемое решение

С точки зрения горного дела, Аршановский участок Бейского месторождения не подлежит разработке ни карьерами, ни шахтами по причине слишком большого количества грунтовых вод. Сам по себе проект разработки карьером говорит о том, что компания-разработчик просто не знает, за что берется, и совершенно себе не представляет сложностей добычи угля в карьере, постоянно заливаемом водой. Потом, сам уголь будет иметь очень высокую влажность, а это значит, что он будет иметь склонность к самовозгоранию.

То есть, это означает, что далеко его не увезешь.

Угли, склонные к самовозгоранию, нельзя перевозить на расстояние более 300-500 км, их нужно сжигать или перерабатывать рядом с местом добычи.

Поскольку карьер явно рассчитан на экспорт угля, тем более, что марка ДГ в России добывается в основном для экспортных нужд, то условия по влажности угля делают экспорт просто невозможным. До ближайшего порта Владивосток - около 4500 км, там уголь надо перегрузить и еще везти морским балкером еще порядка 2000-2500 км до потребителей. Между тем влажный уголь при длительном хранении и перевозке начинает гореть, в особенности уголь этой марки. Потому, при попытке вывезти уголь на экспорт с Аршановского карьера, вагоны довезут до морского порта лишь кучу золы. Все эти азы технологии добычи и перевозки угля было бы не лишне помнить тем, кто строил себе «воздушные замки» и прикидывал прибыли от разработки нового карьера.

Не лишне их помнить и в правительстве Хакасии.

Для того, чтобы использовать этот уголь, нужно технически приемлемое решение. Принимая во внимание все условия, можно сказать, что есть только один способ разработки этого участка угольного месторождения -

подземная газификация угля.

Этот способ предусматривает превращение угля под землей прямо в пласте в горючий газ, который можно использовать так же, как и обычный природный газ. Он требует бурения ряда скважин для подачи воздуха, кислорода или смеси пара и кислорода в пласт, а также для откачки полученного газа. Этот способ считается наиболее экологически чистым способом разработки угольных месторождений.

Мораль этой истории проста.

От национальных проблем нельзя отмахиваться, как от несущественных.

В столь небольшой республике,

как Хакасия,

национальные проблемы тесно связаны с хозяйственными проблемами, и часто выступают маркерами опасности. Если какой-то проект ущемляет права и интересы хакасов, то можно быть уверенным в том, что при внимательном анализе выяснится, что этот проект затрагивает

интересы всех жителей республики.

Конечно, правительство Хакасии может и в этот раз пожертвовать правами и интересами хакасов и лишить их родной земли ради добычи угля и получения доходов. Только в этот раз последует неотвратимая и весьма мучительная расплата (фенол в питьевой воде весьма токсичен и является причиной онкологических заболеваний) за притеснения хакасов.

Политолог Дмитрий Верхотуров


Ваша оценка:
(Голосов: 1, Рейтинг: 2.93)

На главную

(Голосов: 1, Рейтинг: 2.93)

Комментарии сайта
Комментарии вКонтакте
Комментарии facebook
0
Маха
А как увидеть предыдущие комментарии?
Имя Цитировать 0
0
vgd
СУЭК рулит, и скупает всех так называемых политологов местного розлива
Имя Цитировать 0
Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение
 
Аршановский карьер - расплата за притеснение хакасов