Коротко

Короед грызет на элитные особняки

21.10.2013 14:12:16
Плач тайги
Плач тайги

"Правдометр"





И выяснили, для чего валят хакасский кедр и задокументировали. Специалист еле сдерживал слезы.

Стенографу добавили производственных задач

Госкомлес Хакасии намерен продолжить санитарную рубку кедра, как единственно эффективную меру по спасению лесов от шестизубого короеда – сообщили представители Госкомлеса Хакасии, правительства республики и «независимые эксперты» на специально созванной пресс-конференции.

Дух захватывает от того, как короеды-пацаны научились тонко подменять понятия и термины, чтобы скрыть свою патологическую жадность и не поддающееся объяснение наплевательство на родной край. Где они (в большинстве) родились, росли, женились, растят детей и пока что живут. Я заявляю со всей ответственностью: тайге угрожает не короед. Ей угрожает алчность. Разноликие специалисты да экспертыиз пацанов хакасского правительства - обычные ряженые, исполняющие волю своих работодателей. «Спасение окружающей тайги» (именно такой термин применил председатель Госкомлеса Хакасии Сергей Абрамов) от шестизубого короеда - лишь благовидный предлог для вырубки десятков тысяч кубометров абсолютно здорового кедра. И, кстати, объявленная второго апреля и действующая по сей день приостановка «санитарной» вырубки «до выяснения обстоятельств» - лишь дымовая завеса. Кедр продолжают валить и вывозить из тайги. Все мы это мы выясним позже, а сейчас собираемся в путь.

К поездке готовимся основательно. Помня об упреке местных чиновников о «мнении специалистов», приглашаем в поездку крупного эксперта по лесному хозяйству и борьбе со стволовыми вредителями из Красноярского края. Назвать его настоящего имени, места работы и должности мы, разумеется, не можем. А потому назовем его просто - Виктор Михайлович. Эксперт всю жизнь отдал охране лесов, независим от короедов из хакасского правительства и страшилками о «рубке как синониме лесовосстановления» его не проведешь. Команда набирается серьезная. Председатель Сибирского правозащитного центра Дмитрий Ланцов, таштыпские активисты по защите кедра, автор этих строк и Виктор Михайлович. По пути в Таштып замечаем редакционный автомобиль «Вестей Хакасии». Журналист с оператором мирно посапывают в салоне. Съемочная группа, направляемая мудрой пацанской рукой, мчится снимать очередной репортаж о заботливой власти и счастливом народе.

«Энергетический титан»

С присущей профессионалу прилежностью, Виктор Михайлович вооружен тематической литературой, собственными конспектами и подробной картой лесного фонда Таштыпского района. Нас с Дмитрием Ланцовым это особо радует. С помощью специалиста мы планируем подсчитать нанесенный ущерб, а кому - доходы от «санитарной» вырубки. И аргументами, образно выражаясь, выбить зубы короедам из правительства. Выяснить нам, впрочем, предстоит не только это. Мы располагаем информацией о том, что из вырубленного кедра строятся дорогущие элитные особняки для знати.

По дороге Виктор Михайлович проводит нам небольшой мастер-класс. Изучив материалы, познакомившись с неофициальными сообщениями коллег из Хакасии, многочисленных местных жителей, эксперт ничуть не сомневается в том, что валят исключительно здоровый кедр. Доводы о «санитарной» рубке смехотворны и не выдерживают никакой критики. Это как головную боль лечить топором.

Во-первых, кедр обладает уникальной выживаемостью. Здоровому дереву, даже в окружении пяти изъеденных вредителем стволов, поражение не грозит. Короед никогда не пробьется сквозь смолу дерева. Более того, здоровые кедры сами очищают тайгу от заражённых собратьев – вытягиваютиз их корней оставшуюся силу, подавляют угрозу распространения болезни. Не зря сибирскую породу кедра называют «энергетическим титаном».

Второе – шестизубый короед поражает кедр с поврежденной корой. Целостность коры нарушается в ряде случаев. Лесной пожар, ветровал, грозы. Ущерб наносят «шишкари». Добывая орех, они колотят по стволу дерева тяжёлыми колотами, иногда повреждают кору. Но даже в таких случаях кедр умеет себя эффективно защищать – при помощи своей чудодейственной смолы, которая надёжно затягивает раны, защищает ствол от проникновения того же короеда - и дерево живёт, продолжает плодоносить. Только поваленное или обгоревшее дерево, а вовсе не здоровое, становится добычей таежных вредителей. Забегая немного вперед, скажу: в тайге мы собственными глазами видели кедр, на стволе которого на расстоянии трех метров от земли не было коры. Дерево выбросило столько смолы, что голый ствол по сей день не поражен вредителями. Короед элементарно не смог пробиться через смолу. Впрочем, защищается не только кедр, но все сосновые.

Вот примеры из Таштыпской тайги.

Голый ствол

Голый ствол

Защита от повреждений коры «шишкарями»

Затянувшаяся рана

Затянувшаяся рана

Затянувшаяся рана

Затянувшаяся рана

Третье - существуют ряд способов успешной борьбы с короедами. Например, известное вкладывание ловчих деревьев. Или борьба с помощью феромонных ловушек. В конце концов, можно было обратиться к специализированным предприятиям, которые аккуратно бы убрали из тайги пораженные деревья, а те, которые можно спасти, обработали химикатами. Да, это стоит денег, но гарантированно спасло бы таштыпскую тайгу от варварской вырубки. Это было бы лечение. А не уничтожение.

И тут мы подходим к главному. Невольно закрадывается мысль

о заинтересованности короедов из правительства именно в вырубке кедра,

а не в защите тайги. В пользу этой версии говорит ряд обстоятельств, о которых мы поговорим чуть ниже.

Короед выносит из тайги сотни миллионов

Тем временем подъезжаем к Абазе. На перевале встречаем порожний лесовоз.

Лесовоз

Подозрения о вывозе кедра в период запрета вырубки кедра «в связи с общественным резонансом» только усиливаются. Въезжаем на пригорок напротив склада бывшего Абазинского леспромхоза (ныне предприятия «Сибирский лес»). Эксперт долго и внимательно изучает штабеля с древесиной и выносит свое заключение: на складе

99 процентов леса – здоровый кедр.

В штабеля уложены по два-три ствола деревьев других пород (сосна, береза). Пара десятков кедра, кора которых повреждена, говорит скорее о неаккуратной транспортировке, чем о поражении дерева. Ну и где же здесь короед?

Кедр на складе

Кедр на складе

Кедр на складе

Короеда обнаружить не удалось, а выгода «санитаров» леса, просчитанная по самому минимуму, объясняет всё: зачем рубят и зачем обманывают население? Считаем доходы от «санитарной вырубки» (все расчеты в материале, приведены по низшим расценкам). 7 штабелей по 500 метров длиной, 10 метров в высоту. И еще один штабель длиной около 300 метров. Всего на складе около 30 000 (тридцати тысяч) кубометров высококачественной древесины. Умножаем на наименьшую цену за кубометр – 4 тысячи рублей -

получаем 120 миллионов.

И это только на складе на сегодняшний день. А ведь лесовозы идут и минуя склад. По наблюдениям местных жителей и сотрудников лесной охраны, с мая прошлого года по апрель нынешнего, вырублено

не меньше 100 000 (ста тысяч) кубометров кедра

на сумму никак не меньше

400 миллионов рублей!

Мы еще не посчитали вырубленное и вывезенное за сёлами Матур и Верх-Таштып.

Да за такие деньжищи пацаны из хакасского правительства кому угодно горло перегрызут. Сами по ночам будут точить кору в Таштыпской тайге. А позже рубить «зараженные» деревья (что, кстати, после их зубов будет не далеко от истины) и преподносить как заботу о природе Хакасии во имя будущих поколений.

«Это строят для настоящих воров»

Едем в урочище Карасибо. В Абазе свернули не на ту дорогу и благодаря ошибке обнаружили совершенно сказочные, невиданные в здешних местах высокие, светлые строения из кедра.

Разворачиваемся в одном из дворов. Сдавая назад, инстинктивно с Дмитрием Ланцовым поворачиваем голову назад и замечаем за забором небольшого предприятия строящиеся красивейшие особняки.

- Уж не из кедра ли строят? – шутит Ланцов.

Виктор Михайлович оборачивается:

- Из кедра.

Бросаем машину во дворе. Особняки строят на территории деревообрабатывающего цеха «Сибирского леса» (бывший ДОЦ абаканского рудоуправления). Осматриваем производственную площадку с крыши гаражей. Находим всего один ствол сосны.

Все остальное – молодой, здоровый кедр.

Строятся три особняка. Подойти ближе для качественной съемки не просто. Единственная возвышенность – небольшой пригорок вдоль забора. Впритык к нему течет ручей, а подход к нему перекрывает теплотрасса. Перепрыгнуть ручей не получится. Осматриваю дома. Впереди пятиэтажки, можно снять с крыши или квартиры, но вид на особняки закрывают кирпичные строения на территории предприятия. С двухэтажек сзади - не видно. Хитро! Будто специально скрыто от любопытных глаз.

Особняк

Особняк

- Из чистого кедра – комментирует Виктор Михайлович и, слова ему даются с трудом. - С резными колоннами. В таком доме никогда болеть не будешь, спать как младенец…Цена такому дому-терему минимум миллион долларов. Для тех, кто деньги не считает. То есть, для настоящих воров…

- Может, из пораженного кедра складывают? – хочу снять последние сомнения.

- Кто купит особняк из больного кедра? – недоумевает эксперт.- Смотри по длине дома: укладывают только из целых стволов. Молодой, здоровый кедр. Никому из толстосумов дом из больного кедрача не нужен.

Виктор Михайлович срывается на мат, разворачивается и уходит в машину. Замечаю, он еле сдерживает слезы…

Снимаем особняки с крыши гаражей. Думаем над вариантом проникновения на территорию. Перелезть через забор – увидят. Въехать через пост охраны можно. Выехать – вопрос. Единственная возможность подойти ближе – через электроцех ДОЦ. Въезжаем. У самой цели – сетчатого забора напротив строящегося особняка - встречаем бдительного электрика. Он тут же зовет на помощь двоих коллег. Пока те идут на помощь, успеваем сделать несколько снимков.

Особняк

Особняк

Парни разглядывают нас и пытаются понять, кто мы. Пока гадают, мы уезжаем.

Позже выясним, что особняки на территории ДОЦ «Сибирский лес» строит новокузнецкий предприниматель Владимир Падалюк.

Проходная ДОЦ

Разумеется, не весь вырубленный кедр идет на строительство элитных особняков. По догадкам абазинцев, большая часть кедра продается в Китай. Ясности в этом вопрос, однако, нет. Но мы обязательно это выясним. Как и якобы родственные связи директора компании «Сибирский лес» Виктора Ермакова с Главой Хакасии Виктором Зиминым.

Не там рубят

Держим путь в урочище Карасибо. На Ангольском перевале встречаем «КамАЗ», груженный свежеспиленным кедром.

Вывоз кедра в период запрета

Как в том анекдоте, «а мужики то и не знают», что со второго апреля вырубка кедра приостановлена «до выяснения обстоятельств». Заверения, что вырубки контролируют прокуратура и отдел по борьбе с экономическими преступлениями МВД, навевают иной смысл этих слов… Своим – всё, остальным – закон. Едем дальше. Сейчас нас интересует не место вырубки кедра. Наш эксперт уверен, что

ключ к ответам на все вопросы

спрятан с другой стороны урочища Карасибо. На карте Виктора Михайловича отмечены участки Таштыпской тайги, уничтоженные пожаром более 10 лет назад. Сотни выгоревших деревьев - рай для стволовых вредителей. И, в первую очередь, для короеда.

Заботься власти Хакасии о защите биосферы Таштыпского района,

эти крупнейшие очаги размножения стенографа должны были быть уничтожены в первую очередь. Вот где надо срочно вести санитарную очистку тайги и уничтожать очаги короеда ради спасения кедра.

Доезжаем до места, и наши горькие подозрения подтверждаются: всего в трех километрах от урочища Карасибо десятки гектаров мертвой тайги.

Мертвая тайга

Мертвая тайга

Никто и не думал вести тут санитарную очистку и уничтожать пенаты стенографа. Выходит,

борьба с короедом попросту никому не интересна.

Оно и понятно, коммерческой выгоды от этого никакой.

Возвращаемся назад. Не доезжая до перевала, оставляем машину, заходим в лес уже с другой стороны урочища. Мне сразу бросается в глаза лиственница, изъеденная короедом. Ствол покрыт отверстиями, словно из пулемета расстрелян.

Лиственница

Лиственница

Тут же вспоминаю слова правительственного эксперта - заместителя директора по науке заповедника «Хакасский» Инны Майманаковой.

- Короед, или стенограф… поражает только сосну обыкновенную и кедровую – заявила госпожа Майманакова.

А лиственницу, выходит, обходит стороной. Хорош эксперт, ничего не скажешь. На каждом метре поваленные, либо поеденные короедом деревья.

Мертвая тайга

Мертвая тайга

Мертвая тайга

Мертвая тайга

Мертвая тайга

Мертвая тайга

Мертвая тайга

Мертвая тайга

Мертвая тайга

А вот пример выживаемости таежных деревьев. Отмеченная стрелкой сосна вылечилась, несмотря на обгоревший кору.

Выжившая сосна

Очищать тайги и уничтожать короеда тут никто не собирался. Размножайся стенограф, заражайся тайга.

У пацанов из хакасского правительства интересов здесь нет.

Все встало на свои местах.

Короеда зарубили в политику

У властных короедов, впрочем, есть своё объяснение. Глава администрации Таштыпского района Василий Шулбаев уверен, что общественное негодование по поводу уничтожения кедра «говорит о начале борьбы за власть в Абазе».

- А то, что после выборов тему забудут, это как два пальца об асфальт! – по-пацански объяснился Вася Таштыпский в правительственной газете «Хакасия».

Вообще, из бесед с жителями Таштыпа, складывается впечатление, что Шулбаев не совсем адекватен. Впрочем, сейчас нас его психическое состояние не интересует (но к этому вопросу мы обязательно вернемся). Обратимся же к политической подоплеке «искусственного раздувания скандала».

Согласимся с Шулбаевым в том, что некий Петров (Иванов, Сидоров) желает получить кресло главы города Абаза и указывает действующему мэру на варварское уничтожение кедра. С каких пор это стало ненормальным явлением?

Абазинцы сами вольны решать,

кто достоин кресла главы, а кому пора на нары. Обманет новый градоначальник ожидания горожан, выберут другого.

Власть в Абазе - ее жители.

А не Васи Таштыпские.

Впрочем, пусть варвары придумывают нелепые отговорки и объяснения. Мы же займемся привлечением внимания к проблеме вырубки мировых экологических организаций. В их числе на защиту Таштыпской тайги уже готова придти организация «Гринпис», известная своей решительностью и эффективностью.

Видео о короедах, миллионах, элитных особняках и мертвой тайге в Таштыпском районе. Трек «Зло в глазах Путина» - не намек. А лишь музыкальная композиция, скрывающая диалоги наших источников.

Михаил Афанасьев

Продолжение следует.

Хакасия, «Новый Фокус», 23 апреля


Ваша оценка:
(Голосов: 5, Рейтинг: 3.68)

На главную


Комментарии сайта
Комментарии вКонтакте
Комментарии facebook
Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение
 
Короед грызет на элитные особняки