Коротко

Хакасия - выжженная земля?

16.10.2013 14:48:03
Абаканвагонмаш
Абаканвагонмаш

"Правдометр"





Моя предыдущая статья «Что такое развитие для народа?» вызвала довольно большой интерес и собрала комментарии читателей. Это, конечно, очень приятно, это показатель того, что вопросы развития Хакасии интересуют жителей республики. Однако, вместе с позитивными комментариями были комментарии и негативные, выдержанные в духе того, что все мои предложения, надо сказать, довольно простые, якобы никогда не будут реализуемы.

Комментатор пожелал остаться анонимным, но при этом позволял себе очень фамильярный стиль обращения: «Митя, за фасадами, катанием на лошадках и т.д. и т.п. стоит экономика, которой в Хакасии нет». Так вот, к сведению этого анонимного комментатора, я ему не прихожусь близким родственником, чтобы меня так называть. Это грубейшее нарушение общественного этикета.

Впрочем, будем рассматривать вопрос по существу. Анонимный комментатор считает,

что «экономики в Хакасии нет».

Он пишет дальше: «Можно созерцать окружающий ландшафт из вагона, но желательно иметь стоимость проезда сопоставимую с уровнем зарплаты. Всего этого и многого другого в хакасии нет и никогда, подчеркиваю, НИКОГДА не будет» (грамматика как в оригинале). Итак, экономики в Хакасии нет и ничего сделать невозможно - так считает анонимный комментатор, и видимо, есть еще согласные с такой позицией.

С моей точки зрения, с такими настроениями надо решительно бороться, ибо это одно из наиболее опасных социальных явлений. Подобный пессимизм может разрушить все вокруг, уничтожить любые достижения, сорвать любые планы. И тому в Хакасии есть примеры.

Печальная судьба «Абаканвагонмаша»

Было в Хакасии крупное машиностроительное предприятие - ОАО «Абаканвагонмаш». Его начали строить в 1970 году, в 1977 году было запущено производство мощностью в 2 тысячи фитинговых платформ и 20 тысяч контейнеров в год. В то время МПС СССР активно осваивало перевозки в контейнерах, в том числе и транзитные, и для обеспечения этих перевозок построило крупный машиностроительный завод. Он имел весьма высокий уровень оснащения, в частности, автоматизированный склад комплектующих. и был передовым предприятием на момент пуска в эксплуатацию.

Почему было? Потому, что теперь завод балансирует между жизнью и смертью, и никаких данных о его производстве найти решительно невозможно. Трудно сказать, есть ли на заводе производство и в каких масштабах. Многочисленные фотографии «законсервированных» цехов показывают демонтированное оборудование, жалкие остатки оснащения, брошенные библиотеки технической документации - руины некогда процветавшего производства.

Холдинг «Русские машины» обещает к концу 2012 года запустить производство в размере 5 тысяч полувагонов, 2 тысяч платформ или 10 тысяч контейнеров, то есть чуть более, чем в половинную мощность от проектной. Что же, и на том спасибо. Хотя есть некоторые сомнения в том, что эти обещания сбудутся и завод действительно оживет.

Самое время задать вопрос:

как так получилось?

Как вышло, что современное и процветающее предприятие, которому в 1991 году было всего лишь 14 лет, так быстро загнулось и было фактически уничтожено?

Мой вариант ответа состоит в том, что главные виновники в разрушении предприятия - именно эти самые пессимисты, вроде нашего анонимного комментатора. Их оказалось слишком много для завода, и они сумели убедить всех в том, что «заводу крышка» и приступили к его уничтожению. Например, инженер с «Абаканвагонмаша» Владимир Рудник описывает, как резали на металлолом оборудование нового, еще ни разу не запущенного в действие Стальзавода, который должен был обеспечивать производство стальными отливками. Потом пошло в лом оборудование других основных цехов, до тех пор, пока завод фактически утратил способность к сколько-нибудь массовому производству. Сейчас это не более

чем мехмастерская под громким названием,

если смотреть правде в глаза.

Завод вполне мог выжить, если бы его не резали и не растаскивали. Можно было выжить за счет запчастей к вагонам, не только для российского подвижного состава, но и для иностранного. Можно было делать на заказ отливки. Можно было осваивать производство другого тяжелого оборудования. Можно было осваивать стальконструкции для мостов и строительства. Наконец, контейнеры - тоже не последнее дело. Если у завода не получалось делать стандартные контейнеры из-за китайской конкуренции, то надо было специализироваться на спецконтейнерах, которые можно продавать значительно дороже. В общем, при действующем производстве, если подумать, то возможности были. Но

орава пессимистов поставила на заводе крест.

Теперь «Абаканвагонмаш» мишень для критики и упражнений в пессимизме. Но это несправедливое отношение. Надо четко и ясно заявить -

нам этот завод нужен.

Его нужно восстановить, его нужно развить сверх советской проектной мощности. Вся индустрия начинается с тяжелого машиностроения, и потому «Абаканвагонмаш» есть родоначальник любой индустрии. В некотором роде,

это сердце хакасской экономики,

пусть не настоящей, а будущей. Если составлять планы строительства скоростного транспорта в республике, то нам без «Абаканвагомаша» никак не обойтись. Если составлять планы развития машиностроения и другой индустрии, то и тут завод может сделать большой вклад. Раньше, в самые тяжелые времена, инженеры разрабатывали планы развития и строительства. В голодном и воюющем 1918 году сибирские инженеры разрабатывали план строительства Кузнецкого металлургического комбината. Нам с них нужно брать пример.

Анонимный комментатор считает, что «экономики в Хакасии нет». Между тем, на наших глазах взяли и порезали в металлолом одну из опор этой самой экономики. Это прямое следствие этого разгула пессимизма. Разрушение завода - дело рук этих пессимистов. Им нужно противопоставить решимость

создать новую хакасскую экономику.

Нам нужно создавать планы новых производств, нового строительства. Даже если «Абаканвагонмаш» будет уничтожен до основания, мы его все равно восстановим и сделаем его еще более мощным и совершенным, чем он был раньше. И пусть пессимисты заткнутся.

Дороги, кедрач и мост

Есть и другие примеры, как орудуют пессимисты, и как они разрушают экономику Хакасии, утверждая потом, что ее нет. Вот свежий пример с реконструкцией автодороги Красный Ключ - Малый Монок. На нее потратили 46,4 млн. рублей. Недавно провели общественную инспекцию этой реконструкции и выяснили, что за столь большую сумму был сделан фиктивно-демонстрационный продукт. Из 4 км дороги щебнем подсыпали всего два километра. Толщина насыпи - 5 см, а ниже идет смесь глины и песка. Никакого обещанного бетона, хотя по планам дорога должна была обеспечивать движение грузового транспорта с нагрузкой 10 тонн на ось. В поселке транспорт уже пробил в «реконструированной» дороге глубокие колеи.

На въезде в Малый Монок соорудили деревянный мост из наспех ошкуренных бревен без каких-либо следов обработки. Максимальная грузоподъемность деревянных мостов - 20 тонн, а по нему должны проезжать грузовики весом по 30-40 тонн. Стальные отбойники, дорожные знаки и столбы просто воткнули в грунт, и часть из этого «оборудования» уже упала, когда грунт подтаял и был подмыт.

Рассматривая эту «стройку» можно сказать, что

реальных затрат там не наберется и на 2 млн. рублей.

Прокурору Хакасии Виктору Ломакину теперь предложено разобраться, куда ушли остальные деньги, выделенные по федеральной целевой программе.

Это тоже дело рук пессимистов, вроде нашего анонимного комментатора. Никакой экономики в Хакасии нет, - убеждены они. Потому они считают, что можно действовать нагло и открыто, «построив»

вместо нормальной дороги убогую «потемкинскую деревню»,

которая не простоит до следующей весны.

Следующий пример -

вырубка кедрового леса в Таштыпском районе Хакасии.

Это главное достояние района, поскольку кедровая тайга являтеся главной кормилицей местного населения, заготавливающего кдеровый орех.

Рубка кедра в России запрещена еще 12 ноября 2010 года.

Но пессимистов это не останавливает. Никакой ведь экономики в Хакасии нет - убеждены они, и потому считают, что выпластать кедрач и вывезти древесину есть якобы самое лучшее решение. Их не волнует, как и чем будут жить жители Таштыпского района. Они его заранее приговорили.

Да, нам потом дорого обойдется эта вырубка кедрача.

Тайга будет восстанавливаться лет 150,

если не больше, и то при условии массовых посадок кедра на вырубленных участках. Еще очень не скоро тайга сможет давать орех и лекарственные травы.

Наконец, стоит напомнить о феноменальном «восстановлении»

разрушенного паводком моста через Абакан в прошлом году.

Несмотря на то, что мост довольно легко поддавался восстановлению, к разрушенному участку отсыпали дамбу из щебня, засыпали при этом упавший в реку пролет, а сверху установили секцию временного моста. И тут же заговорили о том, что нужно к Саяногорску построить новую железную дорогу за государственный счет. Понятно, что такой «восстановленный» мост, по существу, будет брошен, как только построят новую железную дорогу, вместе с целой железнодорожной веткой. И здесь мы тоже видим тот же самый пессимизм и убежденность в том, что якобы никакой экономики в Хакасии нет.

Нет, говорите, никакой экономики в Хакасии?

А что же тогда сейчас разрушаются целые ее отрасли, уничтожаются крупные машиностроительные заводы, уничтожается экономика целого района республики? В чем состоит цель такой деятельности, если не брать цели немедленного обогащения любой ценой? В том, чтобы оставить после себя в Хакасии выжженную землю?

Дмитрий Верхотуров

Фото: Блог danlux

Хакасия, «Новый Фокус», 15 апреля


Ваша оценка:
(Нет голосов)

На главную


Комментарии сайта
Комментарии вКонтакте
Комментарии facebook
Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение
 
Хакасия - выжженная земля?