«Палачи и жертвы демократии» или как в Хакасии предательство пропиталось свободой слова

3
11738
Палачи и жертвы демократии

В Хакасии за последние годы не весть откуда появилась масса независимых журналистов, честных адвокатов и принципиальных общественных деятелей, заявляющих о произволе власти и посягательств на устои гражданского общества. Но при внимательном рассмотрении оказывается, что это бизнесмены в образах неравнодушных граждан и приноровившихся зарабатывать на красивой риторике о будущем демократии и правах человека. Конкуренция среди ораторов высока и сквозь многоголосый ор уже невозможно будет услышать голоса действительно неравнодушных людей.

В 2016 году Интернет-журнал Хакасии «Новый Фокус» глубоко ушел в изучение развития сталинских репрессий в Хакасии и в приоритете у нас была разработка трех проектов увековечивания памяти жертв политического террора в республике. Первый – сбор информации и предложение о создании памятника детям, расстрелянным в поселке Туим Ширинского района Хакасии. Второй – восстановление закладного камня памяти жертв сталинских репрессией напротив Никольского Храма в Абакане. Третий – комплектование документальных доказательств существования в годы политического террора подземного тоннеля на берег реки Абакан, идущего с комплекса административных зданий на набережной. Информация о подземном ходе необходима для последующей постановки вопроса о создании в тоннеле музея жертв политических репрессий в Хакасии.

Заваленный обломками кочегарки выход из тоннеля на берег реки Абакан — «Палачи и жертвы демократии» или как в Хакасии предательство пропиталось свободой слова

По пункту № 3 сбор информации шел успешно, но местные неравнодушные журналисты в своих публикациях норовились поставить под сомнение факт существования тоннеля, а потому автору этих строк периодически приходилось мотаться в Красноярск для подтверждения тех или иных сведений у председателя красноярского «Мемориала» Алексея Бабия.

Тогда, в ходе работы, мне довелось обнаружить шокирующую деталь. Один из кровавых палачей юга Красноярского края и Хакасии, начальник минусинского оперсектора НКВД, Андрей Алексеев (убил более 1500 человек, был осужден за должностные преступления в 1938 году в числе других палачей) по тихой реабилитирован властями в 2000 году. Меня это потрясло. Как? Как могли реабилитировать этого упыря? Я предложил Алексею Бабию поставить вопрос о пересмотре дела минусинского палача Андрея Алексеева. Ответ Бабия меня тогда потряс:

—  Алексеев не виноват. Осудили его незаконно, инкриминируемых ему преступлений по статье 58 УК РСФСР он не совершал – огорошил правозащитник. Юридическую оценку надо давать тому, что он творил в Минусинском оперсекторе — а это ни больше ни меньше преступление против человечности. Так, что реабилитировали Алексеева правильно.

Алексей говорил об этом спокойно. Чувствовалось, Бабий готов отстаивать право на справедливость палача Алексеева с той же решимостью как вытаскивает из кровавого мрака истории судьбы невинно убиенных и сгноённых в лагерях жертв политического террора. Вот такие они правозащитники, готовы защищать невинноосуждённых палачей, пронося сквозь ужас и мерзость репрессий чистоту своих убеждений. Ведь если люди хотят извлечь уроки из власти маньяков и не допустить подобного впредь, они обязаны сохранить чистоту своих душ.

«Шуты порочной системы российского правосудия»

История с Алексеем Бабием вспомнилась мне после душещипательного интервью независимым журналистам двух адвокатов Хакасии, Петра Лысенко и Владимира Дворяка. Оба встревожились инициативой Совета судей России о введении для СМИ «специальных правил» освещения деятельности судов (предложениях судей мы рассказывали в материале «Гайки судебной шестеренки» или инициативы судебной власти как предвестники конца режима»).

Взволнованные очередным наступлением на свободу слова Лысенко и Дворяк, выразили глубочайшую тревогу инициативе российской Фемиды и выписали ей свой рецепт повышения авторитета. По мнению юристов, судебная власть наоборот, должна демонстрировать обществу максимальную открытость и публичность. Гласность, говорили они, союзник Фемиды в гарантия соблюдения прав и свобод гражданина. А запретительные меры только подрывают веру граждан в независимость и справедливость суда. Просветив аудиторию столь глубокомысленными выводами, Лысенко и Дворяк поделились планом спасения российской Фемиды. Надо чтобы выросли поколения 2000 годов (исследование из наших публикаций, выданное Лысенко за свое) и тогда в стране все будет хорошо.

Послушайте, как они говорят. Ангелы трубят над веками измотанным беспределом российским народом. Неровен час проникнуться уважением к честным адвокатам, душой радеющих за справедливость и независимость судебной власти. Правда, ровно до того момента как не столкнется с Дворяком и Лысенко в реальной жизни.

«Красная линия защиты»

Ирония ситуации в том, что именно защитники прав СМИ адвокаты Дворяк и Лысенко помогали власти уничтожать Интернет-журнал Хакасии «Новый Фокус». Издания, костьми ложившееся за обоих юристов и адвокатуру Хакасии в целом. Своему предательству журналистов и свободы СМИ оба каждый раз находили красочное оправдание. Журналисты не такие, думают не так, говорят не верно.

В начале 2019 года те, кто управляет главой Хакасии Валентином Коноваловым отняли у нас студию, дискуссионный клуб и само издание. Причина столь идиотского поступка очень проста: мы сразу отказались работать с красной властью. Сочтя нас опасными, издание удавили (в чем, кстати, поучаствовали независимые журналисты). А защитник свободы слова Петр Лысенко нашел оправдание беспредельной расправы. То, что уничтожают недоговороспособные СМИ характеризует не власть, говорил Петр Николаевич. А страхи тех,кого эта власть уничтожает. То есть это жертва виновата в том, что ее убили, вонзив в сердце нож. Не надо было бояться перед смертью, а то предсмертный страх в глазах выглядел как-то глупо.

Адвокат Петр Лысенко в редакции Интернет-журнала Хакасии «Новый Фокус» уничтожение которого властями одобрит как только станет выгодно — «Палачи и жертвы демократии» или как в Хакасии предательство пропиталось свободой слова

Чуть позже выяснится реальный мотив столь экстравагантного объяснения подлости Лысенко. В те месяцы многие побежали присягать на верность красным. Адвокат искал дружбы с новой властью и одобрил расправу над Интернет-журналом Хакасии «Новый Фокус». Лысенко не просто нашел оправдание уничтожению издания, а помогал новой власти задавить Интернет-журнал «Новый Фокус». Петр Николаевич предоставлял им информацию, где и на кого из наших журналистов можно надавить. То, что Лысенко способен пойти на такую подлость, в голову не могло прийти. Где уж нам до подобных высот профессионализма: вынюхивать и сдавать тайны журналистов.

Сейчас мы знаем точно, стравливать людей – жизненный и профессиональный стиль Петра Николаевича. Он общается с людьми, узнает их секреты и сталкивает оппонентов между собой лбами. А пока те машутся друг с другом, Лысенко подбирает трофеи. Неважно, в каком выражении. Финансовом, медийном, собственной значимости или просто выступит добрым рефери противников. Тем, кто пользуется услугами уважаемого адвоката, следует об этом знать. Особенно тем, кто благоволит ему в судах Хакасии. Лысенко бывший работник правоохранительных органов и подобная потребительская модель взаимодействия присуща бывшим силовикам. Они не умеют и не хотят жить иначе, их мировоззрение ограничено тем, что люди лишь объект выкачки информации и ресурсов.

Второй борец на видео за права независимых журналистов – адвокат Владимир Дворяк. Уголовник – беспредельщик неожиданно оказавшийся на вершине местной адвокатской славы.

Уголовный беспредельщик, а ныне известный адвокат Владимир Дворяк — «Палачи и жертвы демократии» или как в Хакасии предательство пропиталось свободой слова

Знаменит, впрочем, не сам Дворяк, а история его уголовного преследования. А это важный штрих. В отношении Владимира Дворяка местные чекисты возбуждали уголовное дело о разглашении тайны следствия. Но за адвоката встали его коллеги и наше издание. Интернет-журнал Хакасии «Новый Фокус» снимал о нем фильмы, создавал общественные акции в защиту, сорганизовывал коллег со всей страны на защиту адвоката. Но слава так развернула голову вчерашнему сидельцу, что он счел журналистов личной пресс-службой. А когда мы отказались выполнять его ценные директивы о правильном освещении своей персоны, Дворяк попытался надавить, добиваясь лишения источников финансирования. Менталитет жулика не дал ему понять, что сражались мы не за него, а за интересы адвокатуры как части гражданского общества. Дворяк – жулик. Уголовник – отморозок и с этим уже ничего не поделаешь. Он навсегда останется плутом, какой бы дорогой костюм не одел, как бы красиво за судьбу Отечества в оплаченных собой же рекламных сюжетах не страдал.

«Демократия бизнеса»

Независимые журналисты, впрочем, быстро раскусывают тех, кто может им платить за право говорить красивые и правильные слова. Дворяку сразу объяснили, что толкать грамотные речи и тревожится о будущем Отечества у независимых журналистов стоит денег. Уже несколько лет ратник демократии Дворяк ежемесячно платит за возможность публично страдать за будущее российской Фемиды и соблюдение прав человека. А поддерживать недавнему уголовному беспредельщику имидж высокопрофессионального адвоката необходимо как воздух. Это только на видео независимых журналистов он выглядит мега профессионалом с серьезными клиентами. В реальной жизни клиентов Дворяка ждут серьезные срока. Оно и понятно, суды то не такие.

Например, в ноябре 2017 года черногорский городской суд приговорил предпринимателя Василия Смольникова к штрафу в 11 миллионов рублей за дачу взятки должностному лицу и освободил осужденного. Казалось, бизнесмен легко отделался. Можно строить планы на жизнь и отбиваться перед казной. Неприятная история могла стать для Смольникова вчерашним кошмаром если бы адвокат Дворяк не убедил его добиваться в аппеляции оправдательного приговора. Он убедил бизнесмена оплачивать независимым журналистам освещение рассмотрения его дела в вышестоящей инстанции. Мол это создаст необходимый медийную шумиху вокруг дела и поможет решить исход дела в суде в свою пользу. И заверил, что в вышестоящей инстанции разнесёт в пух и прав версию обвинения. Глубокомысленная схема адвоката Дворяка дала необычный результат. Смольникову увеличили взыскание на миллион рублей, вломили 6 лет лишения свободы, взяли под стражу в зале суда и отправили в колонию. Дворяк с гонораром, независимые журналисты на истории заработали. Смольников в тюрьме. Что же могло пойти не так?

Василий Смольников — «Палачи и жертвы демократии» или как в Хакасии предательство пропиталось свободой слова

О таких «победах» Дворяка можно говорить сколько угодно (недавно, например, местный «авторитетный мир» оказался шокирован приговором Абдулле Исаеву – 14 лет лишения свободы. Вызволять авторитета из неприятностей брался друг Дворяк). Суть всех этих историй героических спасений из беды одна, говорили много и красиво, а клиент в недоумении за решеткой и распотрошен как тушка. Бизнес, ничего личного. А для того, чтобы пускать тумана собственной значимости в глаза будущих потенциальных клиентов, приходится платить независимым журналистам за возможность говорить правильные вещи. Вот и сейчас Дворяк рассказывает доверчивой публике о преследовании властями Олега «Альбертыча» Иванова. А главное, о своей героической борьбе за права слабоумного депутата.

Выдавая себя за неравнодушных, Лысенко и Дворяк уже никогда личностями не станут. Первый не вытащит из себя прокурора, а второй жулика. На эксплуатации самых лучших человеческих качеств — небезразличия, сострадания, милосердия, открытости они попросту зарабатывают. Оба всегда будут использовать людей только ради личной выгоды и вытирать о них ноги, когда те перестанут приносить прибыль. Это просто роли как неотъемлемая часть нечистоплотного адвокатского бизнеса. Уж они-то первые заинтересованы в том, что в стране ничего не менялось.

«Подвиг — это все, кроме славы»

Слова Гете подтверждают избитую истину о том, что за подлецами не видно настоящих героев. Тех, кому при жизни надо ставить памятники и называть именами их улицы. В Хакасии мало кто слышал об абаканском адвокате Елене Илюшенко. А эта хрупкая женщина сделала для журналистики России больше, чем все профессиональное медийное сообщество России для защиты своей профессии. Будучи судьей мирового суда Абакана, она пять раз подряд оправдала журналиста по обвинению в клевете наотрез отказавшись выполнить прозрачные намеки начальства о вынесении обвинительного приговора. За свою принципиальность и верность закону судья Илюшенко лишилась должности и будущей карьеры. Но сохранила человеческое достоинство и честь, не предала закон и право. Сегодня российские эксперты в области медиа, знающие о жертве судьи Елены Илюшенко, не сомневаются в том, что эта женщина остановила в России эпидемию преследования журналистов по уголовной статье 129 УК РФ. Именно абаканская судья Елена Илюшенко не дала протоптать дорожку, наработать практику и перевела статью в статус неработающей для журналистов. Но как много знают о подвиге Елены Илюшенко во имя свободы слова, права и демократии в России? Илюшенко по сей день работает в Абакане адвокатом и смущается своего гражданского подвига.

Вот и получается, сидят шуты гороховые и рассуждают о свободе слова, защите прав журналистов и порочности суда зазывая к себе красивыми речами доверчивых простачков. А те, кто ценой своей карьеры отстоял для журналистов право говорить без опасения преследований, живут в неизвестности и забвении своего гражданского подвига.

«Генерал –лейтенант КГБ – уголовный авторитет»

Впрочем, на поле вечной брани добра и зла, случались невероятные истории мужества и чести. А далекие от идеалов чести, долга и верности слову законченные подлецы, показывали невообразимые примеры мужества и самопожертвования во имя своих идеалов. Мерзостное лицемерие местной неравнодушной общественности, напомнило о неизвестном поступке одного из начальников хакасского отдела УКГБ Александра Лангфанга.

Генерал-лейтенант КГБ СССР Александр Иванович Лангфанг — «Палачи и жертвы демократии» или как в Хакасии предательство пропиталось свободой слова

Лангфанг – именитый чекист, заметный участник «Большого террора», один из разработчиков способа «гибридной войны» на сопредельных территориях, специалист организации «освободительных движений» в тылу неугодных политических режимов враждебных стран, участник подготовки присоединения Тывы к РСФСР и многого другого. 19 ноября 1954 назначен заместителем начальника управления КГБ при СМ СССР по Красноярскому краю и курировал отдел УКГБ Хакасской автономной области. Генерал – лейтенант Александр Лангфанг, по сути, являлся прямым начальником хакасских чекистов. А его поступок на излете карьеры мог бы многому научить нынешних мужественных борцов за свои «убеждения».

65 лет назад новая власть Никиты Хрушева потребовала от Лангфанга публично осудить Лаврентия Берию. Но генерал-лейтенант прекрасно знал цену игр бывших подельников. Брошенный в пламя хрущевской политической оттепели Александр Лангфанг категорически отказался писать самообличительные покаянные письма и просить о помиловании нового советского вождя. Именитый разведчик счел низостью клеймить себя и своих коллег в угоду очередной шайке политических жуликов, объявивших «врагами народа» своих вчерашних подельников и предпочел 15 лет лагерей. Лангфанг возможно выбрал не тот путь в жизни, но для советского генерала французского происхождения было низостью поступиться честью русского офицера и предать свое время. Знатный специалист по «гибридным войнам» не пошел на сделку с совестью, осмелился бросить вызов лживой системе и пронести свой крест до конца. 15 лет мордовских лагерей ретивый генерал принял как акт справедливости судьбы. 

Система дрогнула перед силой духа генерала. В заключении Лангфангу вчерашние друзья и товарищи настойчиво предлагали написать прошение о помиловании и освободиться досрочно. Но генерал раз за разом принципиально отклонял все заманчивые инициативы недавних коллег. Более того, Александр Иванович категорически отказывался от любого сотрудничества с администрацией. Советский офицер госбезопасности априори не мог ходить на побегушках у вертухаев и прислуживать им лагерной «сукой» — считал Лангфанг.

ГУЛАГовские начальники пытались осадить крутой нрав генерала, вынося взыскания за взысканием, но безуспешно. Сломить дух офицера так не удалось. Александр Лангфанг снискал заслуженную славу среди заключенных. И случилось немыслимое. Генерал советской госбезопасности, один из руководителей красноярского и хакасского УКГБ, стал уголовным авторитетом. Не только среди осужденных за общеуголовные преступления, но среди недавних «подопечных» — политических узников. Александр Иванович от звонка до звонка отсидел свой срок, категорически отказываясь писать покаянные письма и сотрудничать с администрацией. Освободился в 1972 году, издал книгу и умер, не дожив до краха СССР.

Он не увидел гибель своей Родины, чьи рубежи в центральной Азии он так надежно защитил. А ведь мало кто поспорит с тем, что подобное могло произойти только в нашей стране. Забытая и преданная история Александра Лангфанга стала олицетворением граней трагической судьбы нашей страны.

Вот и получается, правозащитники даже с ярлыком «иноагентов» верны закону, отстаивая право на справедливость кровавых упырей. А те, кто видит в праве человека лишь собственную выгоду, толкает правильные речи о демократии. Положившие ради свободы слова на алтарь карьеру и безбедную жизнь, обществом забыт и предан. А палач может проявить невероятную силу духа, защищая свои убеждения. И пока в своей стране мы самостоятельно не научимся отделять зерна от плевел нас так и будут водить на веревке поводыри-спасители.

Михаил Афанасьев

3 КОММЕНТАРИИ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Пожалуйста введите Ваше имя

*

code