«Упереться в поле» Журналист «Медузы» Сергей Ерженков о сходствах путинской власти и игры SimCity

0
878
О сходствах путинской власти и игры SimCity

Сегодняшняя новость. Житель Ярославля обнаружил дорогу, ведущую в никуда. Буквально — едешь себе по ровному асфальту, а потом — бац! — и упираешься в поле.

Россия вообще состоит из таких сталкерских серых зон, не отмеченных ни в одном кадастре, лимитрофов нави, где время замирает, а случайный странник, оказавшись здесь, испытывает то ли эсхатологический восторг, то ли инфернальный ужас.

Пространство — родовое проклятие страны, оно ее опустошает и пожирает изнутри. Любые попытки освоить это пространство, вбить по периметру колышки, разметить, пометить, обнести забором, размежевать, из ничейной сделать эту землю «чейной» обречены на провал. Какая бы власть в России ни была, хоть хваленая немецкая бюрократия в начищенных до блеска сапогах, она увязнет в этой липкой глине.

Путинская власть первая поняла, что совладать с русским пространством, пытаться его подчинить себе так же бессмысленно, как бороться с пожарами в Сибири, мало того — она научилась на этом зарабатывать.

Все эти распилы на госконтрактах — что ни год, то новая плитка — суть виртуальная внутренняя колонизация, такой себе компьютерный симулятор SimCity, адаптированный под советскую плановую экономику.

Путинская бюрократия знает, что строить на века здесь категорически нельзя, все равно все уйдёт в топь, покроется пылью, зарастет борщевиком, все равно, как ни крути, получится БАМ, — поэтому она строит из говна и палок и на скорую руку.

Путинские бюрократы нащупали золотое дно и, под стать рыбе-архитектору, пятнистому иглобрюху, строят подводные замки, заведомо понимания, что их смоет первым же течением. Олимпийские объекты демонтируют, разберут, растащат на дрова, как деревенскую избу на следующий день после смерти хозяина; футбольные стадионы смоет ливнем, а если не смоет, то их склюют бакланы.

Путинская власть хилиастическая по своей природе. Она строит и ведёт себя так, словно завтра конец света. Поставил крестьянин сруб. Хорошо, если молния не ударит, сосед не спалит, простоит тот дом одно-два поколения, а потом покосится, осядет, тут треснет, там хряснет — и припадёт к земле.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Пожалуйста введите Ваше имя

*

code